Сумерки - twilight

Привет, Гость
  Войти…
Регистрация
  Сообщества
Опросы
Тесты
  Фоторедактор
Интересы
Поиск пользователей
  Дуэли
Аватары
Гороскоп
  Кто, Где, Когда
Игры
В онлайне
  Позитивки
Online game О!
  Случайный дневник
BeOn
Ещё…↓вниз
Отключить дизайн


Зарегистрироваться

Логин:
Пароль:
   

Забыли пароль?


 
yes
Получи свой дневник!

Сумерки - twilightПерейти на страницу: « предыдущуюПредыдущая | 1 | 2 | 3 | 4 | 5 | 6 | 7 | следующуюСледующая »


вторник, 5 мая 2009 г.
Батори 10:25:08
Запись только для зарегистрированных пользователей.
Новолуние.Глава 22 Батори 10:20:23
ГЛАВА 22
ПОЛЕТ

Подробнее…ДЕМЕТРИ ПРОВОДИЛ НАС ДО ПРИЕМНОЙ КОМНАТЫ, где все еще была человеческая женщина Джанна на своем посту позади полированного стола. Яркая, успокаивающая музыка лилась из сокрытых динамиков.
"Не уезжайте до темноты, " предупредил он нас.
Эдвард кивнул, и Деметри поспешно ушел.
Джанна казалась совсем не удивлена таким поворотом событий, хотя и посмотрела на заимствованный плащ Эдварда с проницательным предположением.
"С тобой всё хорошо? " спросил Эдвард тихим голосом, чтобы человеческая женщина не смогла его услышать. Его голос был грубым — если бархат может быть груб — с беспокойством. Я всё еще была поглощена происходившей ситуацией..
"Ты должен заставить ее сидеть прежде, чем она упадет, " сказала Элис. "Она идет в части. "
Потом я поняла, что всё моё тело стала сотрясать мелкая дрожь, мои зубы начали стучать, и комната вокруг меня, казалось, тоже колебалась и покрывалась пятнами в моих глазах. В течение одной дикой секунды, я задалась вопросом, было ли это то же самое, что Джейкоб чувствовал перед превращением в оборотня.
Я услышал звук, совсем бессмысленный, странный, нарастающий в противовес радостному музыкальному фону. Отвлеченная дрожью, я не могла сказать, откуда он прибывал.
"Тшш, Белла, шш, " Произнес Эдвард, потянув меня к дивану у стены, подальше от любопытных глаз женщины за столом.
"Я думаю, что у неё начинается истерика. Наверное, ты должен её ударить, " предложила Элис.
Эдвард бросил на нее ужасающий взгляд.
Тогда я всё поняла. О... Источником шума была я сама. Разрывающимся звуком были рыдания, нарастающие из моей груди. Вот что заставляло моё тело сотрясаться...
"Всё в порядке, ты в безопасности, всё в порядке, " повторял Эдвард снова и снова. Он посадил меня на колени и обернул вокруг меня толстый шерстяной плащ, защищая меня от своей холодной кожи.
Я знала, что так реагировать было очень глупо. Кто знал, сколько времени мне осталось любоваться им? Он был спасен, и я была спасена, и он мог оставить меня, как только мы окажемся свободными. И держать мои глаза сейчас залитыми слезами, не видя его, - это было расточительным безумием.
Но, позади моих глаз, где слезы не могли смыть образ из моей памяти, я всё еще видела запаникованное лицо крошечной женщины с четками.
"Все те люди, " рыдала я.
"Я знаю, " шептал он.
"Это так ужасно. "
"Да, это так. Мне жаль, ты не должна была этого видеть. "
Я прислонилась головой к его холодной груди, вытирая глаза толстым плащом. Я сделала несколько глубоких вздохов, пробуя успокоиться.
"Может быть, я могу вам чем-нибудь помочь? " вежливо спросил голос. Это была Джанна, наклоняясь через плечо Эдварда со взглядом, который выражал беспокойство и в то же время, профессионализм. Её, казалось, совсем не беспокоило, что её лицо находилось в дюймах от враждебного вампира. Она или полностью забыла про опасность, или была очень хорошим работником на своей работе.
"Нет," ответил холодно Эдвард.
Она кивнула, улыбнулась мне, и затем исчезла.
Я подождала, пока женщина не отошла на расстояние, где не могла бы меня услышать. "Она знает то, что здесь творится? " Требовательно спросила я, мой голос звучал низко и хрипло. Я полностью обрела над собой контроль, мое дыхание выровнялось.
"Да. Она знает все, " сказал мне Эдвард.
"Она знает, что они собираются когда-нибудь убить ее? "
"Она - знает, что это возможно, " сказал он.
Это удивило меня.
Было трудно прочитать на лице Эдварда его мысли. "Она надеется, что они захотят её оставить. "
Я почувствовала, что кровь отхлынула с моего лица. "Она хочет быть одной из них? "
Он коротко кивнул, его глаза сосредоточились на моем лице, наблюдая за моей реакцией.
Я дрожала. "Как она может хотеть этого? " Шептала я, скорее самой себе, нежели чем надеясь услышать ответ. "Как она может постоянно наблюдать поток людей в ту комнату и хотеть быть частью этого? "
Эдвард не отвечал. Его выражение лица изменилось в ответ на мои слова.
Я уставилась на его слишком красивое лицо, пробуя понять произошедшие в нем изменения, и до меня внезапно дошло, что я действительно нахожусь здесь, в руках Эдварда, и что нас никто не убьет.
"О, Эдвард, " закричала я и снова разрыдалась. Это была такая глупая реакция. Слезы застилали мои глаза, не давая увидеть его лицо, и это было непростительно. Наверняка, у меня осталось время только до заката. Как в сказке, с четко определенными сроками, в которые волшебство заканчивалось.
"Что случилось? " спросил он, все еще беспокоящимся голосом, нежным натиранием лаская мою спину.
Я обхватила его шею — что было худшим, что он мог сделать? Только отодвинуть меня — и еще ближе прижалась к нему. "Действительно ли мне будет так больно, чтобы стать счастливой прямо сейчас? " Спросила я. Мой голос дважды обрывался.
Он не отодвинул меня. Он напряженно прижал меня к своей холодной твердой груди, так напряженно, что было трудно дышать, даже с моими здоровыми легкими. "Я точно знаю, что ты подразумеваешь, " прошептал он. "Но у нас и так множество причин быть счастливыми. Первая причина, это то, что мы живы. "
"Да, " согласилась я. "Это очень хорошо. "
"И мы вместе, " он дышал. Его дыхание было настолько сладким для меня….
Я только кивнула, уверенная, что он не рассматривает это понятие так же, как и я.
"И, в любом случае, мы все еще будем живы завтра. "
"Хотелось бы надеяться," сказала я тревожно.
"Перспектива весьма хорошая, " уверила меня Элис. Она вела себя настолько тихо, я почти забыла об её присутствии. "Я увижу Джаспера меньше чем через двадцать четыре часа, " добавила она удовлетворенным тоном.
Радуйся, Элис. Она могла доверять своему будущему.
Я долгое время не могла отвести взгляда от Эдварда. Я уставилась на него, желая больше чем что - нибудь, чтобы будущее никогда не настало. Только чтобы этот момент длился вечно, или, если бы это было возможно, по его истечении я прекратила бы своё существование.
Эдвард пристально смотрел на меня, его темные глаза были такими мягкими, и было легко представить, что он думал о том же, о чем и я. Это я и сделала. Я притворилась, чтобы сделать момент более сладким.
Его кончики пальца прослеживали круги под моими глазами. "Ты выглядишь такой утомленной. "
"И ты выглядишь измученным жаждой, " прошептала я, изучая фиолетовые круги под его черными радужными оболочками.
Он пожал плечами. "Ничего страшного. "
"Ты уверен? Я могу посидеть с Элис, " предложила я, не желая, чтобы он убил меня здесь, в этом месте.
"Не будь смешной. " Он вздохнул; его сладкое дыхание ласкало мое лицо. "Никогда лучше я не держал под контролем ту сторону моего характера, чем прямо сейчас. "
У меня накопился для него миллион вопросов. . Один из них теперь подошел вплотную к моим губам, но я держала язык за зубами. Я не хотела разрушить момент, столь же несовершенный, как и всё происходящее: эта комната, моё плохое самочувствие, круги под глазами потенциального монстра…
Здесь в его руках, мне было настолько легко фантазировать, что он хотел меня. Сейчас я не хотела думать о том, что им движет — о том, действовал ли он так для того, чтобы просто меня успокоить, в то время как мы все еще были в опасности, или потому что он чувствовал себя виновным в том, где мы оказались. И если что-нибудь бы произошло, он оказался бы ответственным за мою смерть. Возможно, один из вариантов был ответом на всё. Но сейчас это не имело значения. Я была счастлива обманывать себя и наслаждаться счастливым моментом.
Я тихо лежала в его руках, пытаясь оставить его лицо в своей памяти, обманывая себя …
Он тоже пристально смотрел на мое лицо, в то время, как они с Элис обсуждали, как добраться домой. Их голоса звучали настолько быстро и низко, что я знала, что Джанна не могла их понять. Я пропустила половину их разговора. Он звучал, как будто они вместе замышляли осуществить воровство. Меня интересовал вопрос, возвратится ли желтый Порше своему законному владельцу?
"Что это был за разговор о певцах? " Спросила однажды Элис..
"Lа tua cantante," произнес Эдвард. Его голос словно добавил слова в музыку.
"Да, этот, " сказала Элис, и я на мгновение сконцентрировалась. Мне тоже стало интересно.
Я почувствовала, как Эдвард пожал плечами. "Так они называют того, кто обоняет так же неповторимо, как Белла для меня. Они называют ее моим певцом — потому что ее кровь поет для меня. "
Элис рассмеялась.
Я была достаточно утомлена, чтобы уснуть, но боролась с усталостью. Я не собиралась терять ни драгоценной секунды, которую проводила с ним. Время от времени, во время разговора с Элис, он внезапно наклонялся вниз и целовал меня — его холодные гладкие губы припадали к моим волосам, лбу, кончику носа. Каждый раз после этого словно удар тока проходился по моему остановившемуся сердцу. И, казалось, звук его биения, заполнял комнату.
Небесное наслаждение в середине ада.
Я полностью потеряла счет времени. Только когда руки Эдварда вокруг меня напряглись, и они с Элис обернулись и осторожными глазами посмотрели в другой край комнаты, я запаниковала. Я съежилась на груди Эдварда, когда зашел Алек - Его глаза теперь горели ярким рубином, он все еще безупречно выглядел в своем легком сером костюме, несмотря на день, зашедший через двойные двери.
Он принес хорошие новости.
"Теперь вы свободны и можете уехать, " сказал нам Алек, настолько теплым голосом, что можно было подумать, что мы были пожизненными друзьями. "Мы просим, чтобы вы не задерживались в городе. "
Эдвард не стал противиться в ответ; его голос звучал ледяным холодом. "Это не будет проблемой"
Алек улыбнулся, кивнул, и снова исчез.
"Следуйте по прихожей, заверните за угол к первому лифту, " сказала нам Джанна, когда Эдвард помогал мне встать на ноги. "Спуститесь вниз на два этажа, и окажетесь перед выходом на улицу. Теперь до свидания," добавила она приятным голосом. Мне стало интересно, будет ли ее компетентности достаточно, чтобы спасти ее.
Элис стрельнула своим темным взглядом.
Я была свободна, и не была уверена, смогу ли когда-нибудь совершить подобную экскурсию в место жительства Волтари.
Мы спустились вниз в роскошном лифте. Я единственная оглянулась назад на средневековый замок, который красовался сложным деловым фасадом, отсюда я не могла видеть ужасную башенку, и за это я была благодарна.
На улицах всё еще было полно народа. Уличные лампы тускло освещали нам дорогу, когда мы стремительно шли через узкие, мощеные переулки. Небо было унылым, навевая своей серостью тоску, но здания на улицах находились настолько близко друг от друга, что всё казалось более темным, чем есть на самом деле.
Народ также был одет в темные одежды. Обычным вечером Эдвард бы выделялся из толпы своим тёмным плащом, но только не сегодня. Сегодня множество народа было облачено в темные атласные плащи, и ребенок с пластмассовыми клыками, которого я увидела на площади, сегодня, кажется, очень нравился взрослым.
"Смешной, " коротко пробормотал Эдвард.
Я не заметила, как Элис исчезла. Я повернулась, чтобы задать ей вопрос, но она ушла.
"Где - Элис? " Прошептала я в панике.
"Она пошла, чтобы забрать ваши вещи оттуда, где спрятала их сегодня утром. "
Я забыла, что у меня была с собой зубная щетка. Это значительно украшало мою перспективу.
"Она снова украла автомобиль, да? " Предположила я.
Он усмехнулся. "Украдет, когда мы окажемся снаружи. "
Это походило на очень длинный путь к лестничной площадке. Эдвард видел, что я еле держусь на ногах; он обернул руку вокруг моей талии и поддерживал на себе большинство моего веса, когда мы шли.

Я задрожала, когда он потянул меня через темный каменный сводчатый проход. Огромная, древняя портовая арка больше походила на дверь клетки, угрожая рухнуть на нас и запереть внутри.
Он вел меня к темному автомобилю, ждущему в затемненном месте справа от ворот. Автомобиль уже нетерпеливо гудел мотором. К моему удивлению, Эдвард сел сзади, вместе со мной, вместо того, чтобы настоять на управлении.
Элис была немного смущенной. "Я извиняюсь. " Она неопределенно махнула в сторону приборной панели. "Было совсем не из чего выбирать. "
"И это прекрасно, Элис. " Он усмехнулся. "Не могут же все машины быть с турбинами. "
Она вздохнула. "Наверное, мне придется приобрести один из таких. На нем ездить было невероятно удобно. "
"Я подарю тебе такой на Рождество, " обещал Эдвард.
Элис обернулась, просияв, что весьма взволновало меня, поскольку она уже ускоряла темп по темному склону.
"Желтый, " сказала она ему.
Эдвард держал меня в своих напряженных руках. В сером плаще мне стало тепло и удобно. Больше чем удобно.
"Белла, ты можешь теперь поспать, " пробормотал он. "Всё кончено. "
Я знала, что он подразумевал опасность, кошмар в древнем городе, но я все еще должна была проглотить ком в горле, прежде чем смогла ему ответить.
"Я не хочу спать. Я не устала. " В моих словах только вторая часть была ложью. Я не собиралась закрывать глаза. А автомобиле царил полумрак, горели лишь контрольные огни приборной панели, но этого было достаточно, чтобы любоваться его лицом.
Он легко прошептал мне в ухо. "Попробуй", настаивал он.
Я отрицательно покачала головой.
Он вздохнул. "Ты всё такая же упрямая. "
Я была упрямая; я боролась со своими тяжелыми веками и пока побеждала.
Тяжелее всего мне было на темной дороге; яркие огни в аэропорту во Флоренции облегчили мою борьбу, и совсем замечательно стало, когда я почистила зубы и переоделась в чистую одежду; Элис также купила Эдварду новую одежду , и он оставил темный плащ на груде хлама в переулке. Поездка в Рим на самолете была настолько короткой, что я даже устать не успела. Я знала, что полет от Рима до Атланты будет намного дольше, так что попросила стюардессу, не могла бы она мне принести кофе.
"Белла, " сказал Эдвард неодобрительно. Он знал, что мой организм плохо переносит кофеин.
Элис сидела позади нас. Я слышала, как она бормочет с Джаспером по телефону.
"Я не хочу спать, " напомнила я Эдварду. Я оправдывалась, и моё оправдание звучало правдоподобно, потому что я говорила правду. "Если я сейчас закрою глаза, я буду видеть то, что не хочу видеть. Мне будут сниться кошмары. "
После этого он со мной не спорил.
Сейчас было бы очень хорошее время для того, чтобы поговорить с ним, получить ответы на все волнующие вопросы, но я не могла спросить о главном; я была в отчаянии от мысли о том, какой ответ я могу услышать. Он не смог бы сейчас избежать ответов. Никто не слышал бы нас кроме Элис; уже было поздно, и большинство пассажиров выключили огни и просили приглушенными голосами принести им подушки. Разговор помог бы мне не клевать носом.
Но я не могла, я прикусывала язык, чтобы избежать потока вопросов. Я не совсем ясно соображала из-за того, что так долго не спала, но я надеялась, что, откладывая обсуждение, я могу побыть с ним еще несколько часов и отложить всё еще до другой ночи. Как в сказке про Шехерезаду.
Так что я продолжала пить кофе, и сопротивляться даже желанию моргнуть. Казалось, что Эдварду очень нравится опять держать меня в своих руках, его пальцы гладили мое лицо снова и снова. Я тоже прикасалась к его лицу. Я не могла заставить себя остановиться, хотя и боялась, что позже, когда я опять останусь одна, мне из-за этого будет мучительно больно. Он продолжал целовать мои волосы, мой лоб, мои запястья …, но не прикасался к губам, и это было хорошо. В конце концов, сколько раз одно сердце может быть искарежено, чтобы продолжать биться? Я много пережила за прошлые несколько дней, но это не меня заставляло чувствовать себя сильной. Вместо этого, я чувствовала себя ужасно хрупкой, как будто одно слово могло меня разрушить.
Эдвард молчал. Возможно, он надеялся, что я буду спать. Возможно, он не знал, что сказать.
Я выиграла борьбу с тяжелеющими веками. Я не спала, когда мы достигли аэропорта в Атланте, и даже наблюдала солнце, всходившее из облаков над Сиэтлом, прежде чем Эдвард закрыл окно. Я гордилась собой. Я не пропустила ни одной минуты.
Ни Элис, ни Эдвард не были удивлены приемом, который ждал нас в Морском-Tac аэропорту, но это поймало меня от охраны. Первым я заметила Джаспера — он, казалось, вообще не видел меня. Он смотрел только на Элис. Она быстро подошла к нему; они не стали обниматься, как другие пары, встречающиеся там же. Они только долго смотрели друг другу в лицо, и всё же, этот момент был настолько личным, что я отводила глаза в сторону.
Карлайл и Эсми тихо ждали в углу, далеко от рамки металлоискателя, в тени широкого столба. Эсми подбежала ко мне, обнимая меня отчаянно, но неловко, потому что Эдвард до сих пор держал меня в своих объятиях.
"Спасибо тебе, " шептала она мне на ухо.
Потом она обвила руками Эдварда, и казалось, что она вот-вот заплачет.
"Ты никогда не заставишь меня снова пройти через такое, " она почти рычала.
Эдвард виновато улыбнулся. "Прости меня, мама. "
"Спасибо, Белла, " сказал Карлайл. "Мы у тебя в долгу. "
"Не стоит, " пробормотала я. Внезапно бессонная ночь дала о себе знать. Я чувствовала себя, подобно тому, что моя голова существует раздельно с телом.
"Она едва стоит на ногах, " Отругала Эсми Эдварда. "Скорее отведем ее дом. "
Не уверенная в том, что я действительно хочу к ним домой в этом городе, я пошла через аэропорт, натыкаясь на что-то, почти падая, так как глаза закрывались, и я почти ничего не видела. Эдвард поддерживала меня с одной стороны, а Эдвард с другой. Я не знала, шли позади нас Элис с Джаспером, или нет, и я слишком устала, чтобы проверить.
Скорее всего, я заснула на ходу, но всё еще продолжала идти, когда мы подошли к их автомобилю. Удивление от того, что прислонившись к черному седану под тусклыми огнями стоянки стоят Эммет и Розали, заставило меня на некоторое время прийти в себя. Эдвард напрягался.
"Не надо, " шепнула Эсми. "Она себя ужасно чувствует. "
"Она и должна, " сказал Эдвард, не делая даже слабых попыток скрыть злость в голосе.
"Это - не ее ошибка, " сказала я слабым голосом.
"Разреши ей загладить свою вину, " умоляла Эсми. "Мы поедем с Элис и Джаспером. "
Эдвард смотрел с негодованием на нелепо прекрасного белокурого вампира с именем Розали, ждущего нас.
"Пожалуйста, Эдвард, " попросила я. Я совсем не хотела ехать вместе с Розали, но я причинила более чем достаточно разногласий в его семействе.
Он вздохнул, и подвел меня к автомобилю.
Эммет и Розалии молча сели на передние сидения, в то время как Эдвард снова усадил меня на заднее сидение. Я знала, что больше не смогу бороться со сном, я сдалась, и положила голову Эдварду на грудь, позволяя глазам закрыться. Потом я почувствовала, как машина завибрировала от заведенного мотора "Эдвард, " начала Розали.
"Я знаю. " Оборвал Эдвард бесцеремонно.
"Белла? " спросила мягко Розали.
Я в шоке разомкнула веки. В первый раз, в самый первый раз в жизни, Розалии заговорила непосредственно со мной.
"Да, Розали? " Неуверенно спросила я.
"Мне очень жаль, Белла. Я чувствую себя очень несчастной от того, что произошло, и я настолько благодарна тебе, что ты была такой храброй, и спасла моего брата после того, что я сделала. Пожалуйста, скажи, что ты прощаешь меня. "
Слова были неуклюжие, неестественные, оттого, что Розали колебалась, но они казались искренними.
"Конечно, Розали, " пробормотала я, хватаясь за любой шанс заставить ее ненавидеть меня немного меньше. "Это – вообще не твоя ошибка. Я сама спрыгнула с того проклятого утеса. Конечно, я прощаю тебя. "
Слова вышли сумбурными.
"Она не сознает сейчас, что говорит. " Хихикнул Эммет.
"Я всё сознаю, " произнесла я; только это прозвучало подобно искаженному вздоху.
"Позвольте ей поспать, " настаивал Эдвард, но его голос был немного более теплым.
Потом воцарилась тишина, которую разбавлял бархатисто-нежный шум двигателя. Я, должно быть, заснула, потому что мне показалось, что прошли всего какие-то секунды, когда дверь открылась, и Эдвард понес меня из автомобиля на руках. Я не хотела открывать глаза. Сначала я думала, что мы все еще были в аэропорту.
И затем я услышала Чарли.
"Белла! " закричал он издали.
"Чарли, " пробормотала я, пытаясь проснуться.
"Тшш, " прошептал Эдвард. "Всё хорошо; Сейчас ты дома и в полной безопасности. Тебе всего лишь приснился страшный сон. "
"Я и не думал, что в тебе столько наглости, что ты посмел показаться здесь." ревел Чарли на Эдварда, теперь его голос звучал намного ближе.
"Папа, остановись, " застонала я. Он не слышал меня.
"Что с ней случилось? " потребовал Чарли объяснений.
"Она просто очень устала, Чарли, " уверил его спокойно Эдвард. "Пожалуйста, позвольте ей отдохнуть. "
"Не указывай, что мне делать! " вопил Чарли. "Отдай ее мне. Отстань от нее! "
Эдвард пробовал передать меня Чарли, но я вцепилась в него железной хваткой. Я почувствовала, как Чарли дергает меня за рукав.
"Не надо, папа, " сказала я более твердым голосом. Я сумела разлепить веки, чтобы уставиться на Чарли смутными глазами. "Не сходи с ума. "
Мы были перед моим домом. Передняя дверь осталась открытой. Слой облаков на небе был таким плотным, что мне стало сложно предположить, день сейчас, или вечер.
"Можете поспорить, что я буду, " обещал Чарли. "Иди в дом. "
" О,Кей. Опусти меня вниз, " вздохнула я.
Эдвард поставил меня на ноги. Я видела, что стою, но не чувствовала ног. Я немного протащилась вперед, а затем увидела, как быстро приближается асфальт. Руки Эдварда поймали меня прежде, чем я грохнулась на бетон.
"Позвольте только отнести её наверх, " сказал Эдвард. "Потом я уеду. "
"Нет," закричала я, впадая в панику. Я до сих пор так и не получила ответа. Он должен был остаться по крайней мере для этого, ведь так?
"Я буду рядом, " обещал Эдвард, шепча мне на ухо так тихо, что Чарли не имел никакого шанса услышать его.
Я не слышала, что сказал Чарли ему в ответ, но Эдвард прошел в дом. Я смогла держать глаза лишь до лестницы. Последнее, что я почувствовала, были прохладные руки Эдварда, освобождающего свою рубашку из моих пальцев.


Категории: TWILIGHT saga
Прoкoммeнтировaть
Новолуние.Глава 21 Батори 10:19:01
ГЛАВА 21
ПРИГОВОР

Подробнее…МЫ ОКАЗАЛИСЬ В ЯРКО ОСВЕЩЕННОЙ, НИЧЕМ НЕ ПРИМЕЧАТЕЛЬНОЙ ПРИХОЖЕЙ. Стены у прихожей были светлые, пол покрывали ковры индустриального серого цвета. Обычные прямоугольные флуоресцентные огни были равномерно распределены по потолку. Здесь было более тепло, и за это я была благодарна. Этот зал казался очень светлым после мрака омерзительных каменных коллекторов.
Эдвард, казалось, не соглашался с моей оценкой. Он смотрел мрачно, с негодованием в конец длинной прихожей, на небольшую, закутанную в черное, фигуру, ждущую нас у лифта.
Он потянул меня вперед, а Элис шла рядом с другой стороны. Тяжелая дверь заскрипела позади нас, закрываясь, затем послышался глухой бряк опустившейся задвижки.
Джейн ждала у лифта, одной рукой придерживая открытые для нас двери. Её лицо отражало безразличие.
Мы зашли в лифт, вместе с тремя представителями Волтари. Они отбросили назад плащи, позволяя капюшонам свободно расстелиться по плечам. У Феликса и Деметри цвет лица был немного оливковый — это смотрелось странно, если знать, что все вампиры обладают меловой бледностью. Черные волосы Феликса были коротко подрезаны, а у Деметри рассыпались по плечам. Их радужные оболочки темнели тёмно-красным, пока к зрачкам не сходились на нет в черный цвет. Под плащами, их одежда была современной, пастельной, и неописуемой. Я сжалась в углу, напротив съежившегося Эдварда. Его рука все еще держала мою. Он не сводил глаз с Джейн.
Поездка на лифте была короткой; мы вышли в комнату, напоминающую шикарный офис для приемов. Стены были обшиты панелями из древесины, пол покрывали толстые ковры глубокого зеленого цвета. Не было никаких окон, но всюду висели большие, ярко освещенные картины Тосканской сельской местности, как будто им на замену. По комнате были удобно расставлены неяркие кожаные диванчики, на глянцевых столиках красовались хрустальные вазы, полные пестрых букетов. Запах цветов напомнил мне о похоронах в моем городе.
В середине комнаты находился высокий, полированный стол из красного дерева. Я опешила от удивления, увидев женщину позади него.
Она была высокой, с темной кожей и зелеными глазами. Она была бы очень симпатичной в любом другом окружении — но не здесь. Так как каждой клеточкой своего тела она являлась таким же человеком, как и я. Я не могла понять, что эта человеческая женщина делала здесь, держась полностью непринужденно в окружении вампиров.
Она вежливо улыбнулась, встречая гостей. "Добрый день, Джейн, " сказала она. Не было никакого удивления на ее лице, когда женщина посмотрела на компанию, пришедшую с Джейн. Ни от Эдварда, с голой грудью, смутно вспыхивающей белыми искорками, или даже от меня, взъерошенной, растрепанной и сравнительно отвратительной.
Джейн кивнула. "Джанна". Она продолжала двигаться через комнату к двойным дверям, и мы следовали за ней.
Когда Феликс проходил мимо стола, он подмигнул Джанне, и она захихикала.
С другой стороны деревянных дверей нас уже встречали. Бледный мальчик в жемчужно-сером костюме, возможно, был близнецом Джейн. Его волосы были более темными, а губы не были такими же пухлыми, как у Джейн, но он был столь же прекрасен. Он вызвался, чтобы встретить нас. Он улыбнулся, поравнявшись с ней. "Джейн".
"Алек, " ответила она, оглядывая мальчика. Они поцеловали друг друга в щеки с обеих сторон. Потом он посмотрел на нас.
"Они посылают тебя за одним, а ты возвращаешься с двумя … с половиной, " отметил он, смотря на меня. "Хорошая работа. "
Она засмеялась — звук искрился восхитительно, подобно воркованию ребенка.
"Снова приветствую вас, Эдвард, " приветствовал его Алек. "Вы кажетесь в лучшем настроении. "
"Незначительно, " согласился Эдвард плоским голосом. Я взглянула на твердое лицо Эдварда, и задалась вопросом, куда настроение может быть еще хуже.
Алек хихикнул, и принялся исследовать меня, так как я пряталась за Эдвардом. "И это действительно причина всех неприятностей? " спросил он, скептически.
Эдвард только улыбнулся, с высокомерным выражением. Потом он застыл.
"Брешет, " Небрежно отозвался Феликс сзади.
Эдвард обернулся, его грудь воинственно вздымалась. Феликс улыбнулся — его рука была поднята ладонью кверху; он сделал жест, приглашая Эдварда вперед.
Элис коснулась руки Эдварда. "Имей терпение", предостерегла она его.
Они обменялись долгим взглядом, и мне было жаль, что я не могу слышать то, что она ему говорила. Я полагала, что это касалось того, что сделать с нахальным Феликсом, потому что Эдвард глубоко вздохнул и обернулся к Алеку.
"Aро будет очень доволен видеть вас снова, " сказал Алек, как будто ничего не произошло.
"Давайте не будем заставлять его ждать, " предложила Джейн.
Эдвард коротко кивнул.
Алек и Джейн, держась за руки, следовали впереди, там находился еще один широкий, декоративный зал — и будет ли когда-нибудь конец этого путешествия?
Они игнорировали двери в конце зала, полностью обделанные золотом, и отодвинули в сторону часть деревянной обшивки, чтобы обнаружить простую деревянную дверь. Она была не заперта. Алек оставил её открытой для Джейн.
Я хотела застонать, когда Эдвард потянул меня через дверь. Снова тот же самый древний камень как площадь, переулок, и коллекторы. И снова было темно и холодно.
Каменный вестибюль был небольшим. Он быстро вылился в более яркую, пещеристую комнату, совершенно круглую подобно помещению в огромной башенке замка.
Две щели длинных разрезов окон отбрасывали тонкие прямоугольники яркого солнечного света на каменный пол. Не было никаких искусственных огней. Единственная мебель в комнате - несколько массивных деревянных стульев, подобных тронам, которые хаотично располагались у изогнутых каменных стен. В самом центре круглой комнаты находился небольшой люк. Я задалась вопросом, использовали ли они это как выход, так же, как и то первое отверстие на улице.
Комната не пустовала. В ней находилась горстка людей, созванных, по видимому для дружеской беседы. Ропот низких, гладких голосов звучал нежным гулом в воздухе. Я видела, что пара бледных женщин в летних платьях сидела в заплатах просачивающегося солнечного света, и, подобно призмам, их кожа отражала свет радужными спектрами, искрящимися на стенах комнаты.
Все изящные лица обратились в нашу сторону, когда мы зашли в комнату. Большинство бессмертных одевались в неприметные штаны и рубашки, ничем не отличающиеся от тех, которые носит народ на улицах. Но мужчина, который заговорил первым, носил длинные одежды. Его одежда была черна как смоль. На мгновение, я подумала, что его длинные, черные как уголь волосы - это капюшон его плаща.
"Джейн, дорогая, ты вернулась! " закричал он восхищенно. Его голос звучал непередаваемо мягко.
Он проследовал вперед, и все его движения были настоль изящны и грациозны, что я поразилась, открыв рот. Даже Элис, каждое движение которой напоминало танец, не могла сравниться с ним.
Я еще сильнее удивилась, когда он приблизился, и я смогла увидеть его лицо. Оно не походило на противоестественно привлекательные лица, которые его окружали, (он не стал приближаться к нам один; его сопровождала группа людей, манеры которых выдавали телохранителей). Я не могла решить, было ли его лицо красиво или нет. Я подумала, что по отдельности черты его лица были совершенными. Но он так же отличался от окружающих его вампиров, как они от меня. Его кожа была прозрачно-белой, подобно луковой кожице, она смотрелась такой же тонкой — это отвратительно контрастно смотрелось с длинными черными волосами, которые обрамляли его лицо. Я почувствовала странное, ужасное желание коснуться его щеки и узнать, была ли она такой же мягкой, как у Элис и Эдварда, либо я словно прикоснулась бы к куску мела. Его глаза были красными как у всех, вокруг него, но цвет был омрачен молочной пеленой; я задавалась вопросом, видел ли он всё четко, или как в тумане.
Он скользнул к Джейн, взял ее лицо в свои руки, словно сделанные из белоснежной бумаги, слегка поцеловал ее в полные губы, затем отпустил и сделал шаг назад.
"Да, Владыка. " улыбнулась Джейн; улыбка осветила её лицо, подобно ангельскому ребенку. "Я вернула его живым, как вы и желали. "
"Ах, Джейн. " Он улыбнулся в ответ. "ты для меня – такое удобство."
Он направил свои туманные глаза к нам, и улыбка на его лице расцвела в полную силу.
"И Элис, и Белла также! " радовался он, потирая свои тонкие руки. "Такая счастливая неожиданность! Замечательно! "
Я смотрела в шоке, он так неофициально произнес наши имена, как будто мы были старыми друзьями, неожиданно здесь встретившимися.
Он обратился к нашему неповоротливому сопровождающему. "Феликс, дорогой мой, сходи, пожалуйста, скажи моим братьям о нашей компании. Я уверен, что они не хотели бы пропустить такое. "
"Да, Владыка. " Феликс кивнул и исчез через ту же дверь, через которую мы прибыли.
"Ты видишь, Эдвард? " Странный вампир обернулся и улыбался Эдварду подобно любящему, но ругающемуся дедушке. "Что я говорил тебе? Разве ты не доволен тем, что я дал тебе то, что ты вчера хотел? "
"Да, Аро, я доволен, " согласился он, сжимая руку вокруг моей талии.
"Я люблю счастливые концовки. " Вздохнул Аро. "Они настолько редки. Но я хочу целую историю. Как это случалось? Элис? " Он обернулся, чтобы пристально поглядеть на Элис любопытными, туманными глазами. "Твой брат, казалось, думал, что ты никогда не ошибаешься, но очевидно имела место некоторая ошибка. "
"О, я совсем не безошибочная. " Она высветила великолепную улыбку на лице. Элис смотрела совершенно непринужденно, за исключением того, что кисти рук были сжаты в напряженные кулаки. "Как вы можете понять из сегодняшнего дня, я причиняю проблемы так же часто, как и решаю их. "
"Ты слишком скромна, " упрекнул Аро. "Я видел некоторые из твоих удивительных деяний, и я должен признать, что никогда не наблюдал ничего подобно твоему таланту. Замечательно! "
Элис кинула взгляд на Эдварда. Аро не упустил это.
"Я сожалею, мы вообще не были представлены должным образом, не так ли? Только я чувствую себя подобно тому, что уже с тобой знаком. Твой брат вчера нас представил, специфическим способом. Видишь ли, я разделяю часть талантов твоего брата, только вот я ограничен в расстоянии, а он - нет. " Аро покачал головой; его тон отражал зависть.
"Но зато твой талант более мощный, " добавил сухо Эдвард. Он посмотрел на Элис и тут же всё объяснил. "Аро нуждается в физическом контакте, чтобы слышать мысли, но он слышит намного больше, чем я. Ты знаешь, что я могу слышать только то, что проходит через твою голову в этот момент. Аро слышит каждую мысль, которая когда-либо была в твоей голове. "
Элис подняла тонкие брови, и Эдвард склонил голову.
Аро так же не упустил это из виду.
"Но иметь способности, чтобы получать известия на расстоянии … " вздохнул Аро. "Это было бы настолько удобно. "
Аро посмотрел через наши плечи. Все другие повернули головы в том же направлении, включая Джейн, Алека, и Деметри, который тихо стоял около нас.
Я повернулась медленней всех. Феликс вернулся, за ним вошли два мужчины тоже в черных одеждах. Оба очень походили на Аро, один даже имел те же самые плавные черные волосы. У другого волосы были белоснежными — того же самого оттенка, как и кожа на его лице — волосы струились до плеч. На их лицах была одинаковая, бумажно-тонкая кожа.
Трио из картины Карлайла собралось вместе, неизменное за прошлые триста лет, с тех пор, как была написана картина.
"Маркус, Кайус, посмотрите! " Певуче воскликнул Аро. " В конце концов, Белла жива, и Элис - здесь с нею! Это ли не замечательно? "
Ни один из других двух не посмотрел, подобно тому, что замечательно - будет их первое произнесенное слово. Темноволосый мужчина казался крайне скучающим, как будто энтуазизм Аро он наблюдал уже слишком много тысячелетий. Другой стоял с кислым выражением под своими белоснежными волосами.
Их недостаток интереса не уменьшил удовольствие Аро.
"Позвольте нам выслушать историю, " почти пропел Аро своим красивым голосом.
Беловолосый древний вампир ушел подальше, скользя к одному из деревянных тронов. Другой остановился около Аро, и зачем-то вытащил руку, сначала я думала для того, чтобы взять Аро за руку. Но он только быстро коснулся ладони Аро, а затем отвел руку в сторону. Аро поднял одну черную бровь. Я заинтересовалась, как же его бумажная кожа не рвалась от подобных действий.
Эдвард спокойно фыркнул, и Элис посмотрела на него с любопытством.
"Спасибо, Маркус, " сказал Аро. "Это весьма интересно. "
Секундой позже я поняла, что Маркус позволил Аро прочитать его мысли.
Маркус не выглядел заинтересованным. Он отошел от Аро подальше, чтобы присоединиться к тому, кого должно быть, звали Кайус, усевшемуся у стены. Двое из сопровождающих вампиров тихо проследовали за ними. Я увидела, что две женщины в летних платьях встали и тоже подошли к Кайусу, встав в той же манере, что и охрана. Мне была смешна сама идея, что какому-нибудь вампиру требуется охрана, но, возможно, древние были столь же хилы, как их тонкая кожа.
Аро покачал головой. "Удивительно", ' сказал он. "Абсолютно удивительно. "
Выражение Элис отражало крайнюю заинтересованность. Эдвард обернулся к ней и снова объяснил быстрым, низким голосом. "Маркус видит отношения. Он удивлен интенсивностью наших. "
Аро улыбнулся. "Столь удобно, " обратился он к себе. Потом он повернулся к нам. "Я могу уверить вас, что существует очень мало вещей, способных удивить Маркуса. "
Я посмотрела на мертвое лицо Маркуса, и поверила этому.
"Только это настолько трудно понять, даже теперь, " размышлял Аро, уставившись на руку Эдварда, обернутую вокруг меня. Для меня было очень трудно следовать за смыслом хаотичных высказываний Аро. Я изо всех сил пыталась не потерять присутствие духа. "Как ты можешь стоять так близко к ней? "
"Не без усилия, " ответил спокойно Эдвард.
"Но ты всё еще жаждешь её! Тебе же так трудно себя преодолевать! "
Эдвард коротко хихикнул без иронии. "Я смотрю на это, как на цену за всё. "
Аро был настроен скептично. "Очень высокая цена. "
"Оно того стоит. "
Аро рассмеялся. "Если бы я не обонял ее через твои воспоминания, я и не предполагал бы, что жажда чьей – то крови может быть настолько сильной. Я никогда не чувствовал ничего подобного. Большинство из нас пришло бы в восторг от такого подарка, и все же ты … "
"Трачу подарок впустую, " закончил Эдвард, теперь его голос выражал сарказм.
Аро рассмеялся снова. "Ах, как я тоскую без моего друга Карлайла! Ты напоминаешь мне о нем — только он не был настолько сердит. "
"Карлайл во многом также меня затмевает. "
"Я конечно, никогда не думал, что Карлайл справится со всеми своими желаниями, но ты даешь ему большую фору. "
"Едва ли. " Эдвард звучал нетерпеливо. Как будто он был утомлен предварительными выборами лидера между ним и Карлайлом. Это заставило меня напрячься; я не могла не пробовать вообразить то, что последует дальше по его ожиданиям.
"Я удовлетворен его успехом, " размышлял Аро. "Твои воспоминания о нем - для меня настоящий подарок, хотя они чрезвычайно меня удивляют. Я удивлен тем, что … нравится мне его успех на том пути, который он выбрал. Я ожидал, что его решимость пройдет, со временем ослабится. Я смеялся над его планом найти других, которые разделят его нестандартные взгляды. Все же, так или иначе, я счастлив, что ошибался. "
Эдвард не отвечал.
"Но твоя сдержанность! " вздохнул Аро. "Я не знал, что такая сила воли вообще возможна. Чтобы противиться такому влечению, не только единожды, но всё снова и снова — если бы я непосредственно это не прочувствовал, то не поверил бы. "
Эдвард пристально глядел восхищение Аро без всякого выражения. Я знала, что его лицо может не отражать кипящих в нем эмоций. Я старалась также спокойно дышать.
"Только вспомнить, как она обращается к тебе, … " Аро хихикнул. "Меня сразу же начинает мучить жажда. "
Эдвард напрягся.
"Не волнуйся, " заверил его Аро. "Я не причиню ей никакого вреда. Но мне настолько любопытна одна вещь. " Он смотрел на меня с ярко выраженным любопытством. "Могу я? " спросил он нетерпеливо, поднимая одну руку.
"Спроси у нее, " предложил Эдвард плоским голосом.
"Конечно, какой я грубый! " воскликнул Аро. "Белла", теперь он обратился непосредственно ко мне. "Я очарован, что ты являешься единственным исключением для таланта Эдварда, и мне очень интересно, как могло такое произойти! И я задавался вопросом, с тех пор, как узнал, что наши способности с Эдвардом схожи, если ты разрешишь мне попробовать, пожалуйста, являешься ли ты и для меня исключением? "
Я с ужасом посмотрела на Эдварда. Несмотря на откровенную вежливость Аро, я не полагала, что у меня действительно был другой выбор. Я испугалась от его желания дотронуться до меня, и все же, также развращенно была заинтригована шансом почувствовать его странную кожу.
Эдвард кивнул, поддержав меня —потому ли, что он был уверен, что Аро не причинит мне вреда, или потому что не было никакого выбора, я не могла на это ответить.
Я обернулась к Аро и медленно подняла перед собой руку. Она дрожала.
Он скользнул ближе ко мне, и я думаю, что постарался сделать самое доброжелательное выражение, чтобы заверить меня в том, что мне ничего не грозит. Но его бумажная кожа была слишком странная, слишком чуждая и пугающая, чтобы заверить меня в этом. Взгляд на его лице был более уверяющим, чем слова.
Аро протянулся, как будто пожать мою руку, и коснулся своей нереальной кожей моей. Странное то было ощущение, я почувствовала ломкий сланец, а не гранит — и его кожа была еще более холодной, чем я ожидала.
Его покрытые плёнкой глаза словно улыбались, и было невозможно отвести от них взгляд. Они гипнотизировали странным, неприятным способом.
Я увидела, что лицо Аро изменилось. На нем отразилось сомнение, прежде, чем он спрятал его в дружественную маску.
"Весьма интересно, " сказал он, отпуская мою руку и отодвигаясь назад.
Мои глаза скользнули к Эдварду, и, хотя его лицо не выражало ничего, я думала, что он казался немного самодовольным.
Аро продолжал отходить со вдумчивым выражением на лице. На мгновение он затих, его глаза скользили по всем нам нас. Потом резко но встряхнул головой.
"Первый раз такое, " сказал он себе, "интересно, является ли она защищенной от других наших способностей … Джейн, дорогая? "
"Нет! " прорычал Эдвард. Элис схватила его рукой. Он откинул её.
Маленькая Джейн счастливо улыбнулась Аро. "Да, Владыка? "
Эдвард теперь действительно рычал раскатистым рыком, впившись в Аро мрачными глазами. Каждый, наблюдал за ним с пораженным недоверием, как будто Эдвард совершил смущающую бестактность. Я видела усмешку Феликса с надеждой и шаги в сторону Эдварда. Аро коротко взглянул на него, и тот застыл на месте, его усмешка превратилась в сумрачное выражение.
Потом он снова заговорил с Джейн. "Я задаюсь вопросом, моя дорогая, если Белла является защищенной и от тебя? "
Я почти не слышала Аро из-за разъяренного рычания Эдварда. Он отпустил меня, перемещаясь, чтобы скрыть меня от их взгляда. Кайус призрачно двинулся в нашем направлении с окружением, чтобы наблюдать за нами.
Джейн обернулась к нам с блаженной улыбкой.
"Не делай этого! " Закричала Элис, так как Эдвард сосредоточился на маленькой девочке.
Прежде, чем я могла отреагировать, прежде, чем любой мог подскочить к нам, прежде, чем телохранители Аро напряглись, Эдвард был на земле.
Никто не тронул его, но через мгновение он оказался на каменном полу, корчащимся в страшной муке, в то время как я смотрела на происходящее в ужасе.
Теперь Джейн улыбалась только ему, и картина в моей голове стала полной. Что Элис говорила об огромных талантах, почему каждый смотрел на Джейн с таким уважением, и почему Эдвард бросился на неё прежде, чем она смогла применить это на мне.
"Прекратите! " Завопила я, мой голос отозвался эхом в тишине, я выскочила вперед, чтобы оказаться между ними. Но Алиса крепко схватила меня и не дала мне никакого шанса вырваться. Теперь с губ Эдварда не слетало ни единого звука, он съежился на холодном каменном полу. Я думала, что моя голова взорвется от того, что я это наблюдаю.
"Джейн, " отозвал её Аро спокойным голосом. Она быстро прекратила, все еще улыбаясь с удовольствием, сочившимся из её глаз. Как только Джейн отвела взгляд, Эдвард шевельнулся.
Аро склонил свою голову ко мне.
Джейн направила улыбку в мое направление.
Я даже не обратила внимания на её пристальный взгляд. Я смотрел на Эдварда из крепкого захвата Элис, все еще бессмысленно вырываясь.
"Он прекрасен, " Прошептала Элис напряженным голосом. Как только она заговорила, он сел, потом слегка подпрыгнув, встал на ноги. Его глаза встретились с моими, и в них отражался ужас. Сначала я подумала, что ужас был от того, что он только что перенес. Но потом он быстро посмотрел на Джейн, и назад ко мне — и его лицо облегченно смягчилось.
Я тоже посмотрела на Джейн, и она больше не улыбнулась. Она впивалась в меня взглядом, ее челюсть сжималась с неимоверной интенсивностью. Я вся сжалась, приготовившись испытать боль.
Ничто не случилось.
Эдвард снова оказался рядом со мной. Он коснулся руки Элис, и она отдала меня ему.
Аро начал смеяться. "Ха, ха. ха, " хихикал он. "Это замечательно! "
Джейн расстроенно шипела, наклоняясь вперед, как будто она готовилась к нападению.
"Не расстраивайся, дорогая, " сказал Аро успокаивающим тоном, перемещаясь и кладя руку ей на плечо. "Она путает нас всех. "
Верхняя губа Джейн задралась и обнажила её зубы, она продолжала впиваться в меня взглядом.
"Ха, ха, ха, " Аро снова захохотал. "Ты очень храбрый, Эдвард, выносить всё это в тишине. Я попросил Джейн однажды применить на мне её талант, просто из любопытства. " Он восхищенно помотал головой.
Эдвард скривился, чувствуя отвращение.
"Так, что мы будем теперь с вами делать? " вздохнул Аро.
Эдвард и Элис напрягались. Они ждали этого. Я начала дрожать.
"Я полагаю, ты не передумал? " спросил Аро Эдварда с надеждой. "Твой талант был бы превосходным дополнением к нашей небольшой компании. "
Эдвард колебался. Боковым зрением, я видела недовольные гримасы Джейн и Феликса.
Эдвард, казалось, взвесил каждое слово прежде, чем произнести. "Я … скорее … нет. "
"Элис? " спросил Аро, все еще с надеждой. "Возможно, ты заинтересуешься возможностью примкнуть к нашей компании? "
"Нет, спасибо, " сказала Элис.
"Ну а ты, Белла? " Аро поднял брови.
Эдвард низко зашипел. Я безучастно уставилась на Аро. Он шутил? Или он действительно спрашивал меня, хотела ли я остаться у них на обед?
Первым, кто нарушил тишину, был беловолосый Кайус.
"Что? " потребовал он объяснений от Аро; его голос всего лишь не больше, чем шепот, был плоским.
"Кайус, конечно ты видишь потенциал, " упрекнул его нежно Аро. "Я не видел предполагаемый талант настолько многообещающим, с тех пор как мы нашли Джейн и Алека. Ты можешь вообразить себе наши возможности, если она станет одной из нас? "
Кайус смотрел вдаль с едким выражением. Глаза Джейн с негодованием вспыхнули от такого сравнения.
Эдвард закипал возле меня. Я могла слышать грохот в его груди, и поняла, что он сейчас зарычит. Я не могла позволить, чтобы из-за характера Эдварда ему причинили вред.
"Нет, спасибо, " произнесла я голосом, больше похожим на шепот, срывающимся от испуга.
Аро вздохнул. "Такая неудача. Такие потери. "
Эдвард зашипел. "Присоединяйтесь, или умрите, - что это? Я сразу заподозрил, когда увидел, сколько в комнате собралось народу. Это для того, чтобы привести закон в исполнение?. "
Тон его голоса удивил меня. Он звучал сердито, но было кое-что преднамеренное в его постановке — как будто он выбирал слова с большой осторожностью.
"Конечно нет. " Аро удивленно моргнул. "Мы уже были созваны здесь, мы здесь ждали возвращение Хеиди. Не по вашему поводу. "
"Аро, " прошипел Кайус. "Закон требует их. "
Эдвард впился взглядом в Кайуса. "Почему? " потребовал он. Он, должно быть, знал, о чем думал Кайус, но хотел заставить его выразить свои мысли вслух.
Кайус резко направил в мою сторону свой скелетный палец. "Она знает слишком много. Вы раскрыли все наши тайны. " Его голос был тонок, точно так же, как кожа.
"Здесь есть также несколько человек, на вашей территории, " напомнил ему Эдвард, и я подумала о симпатичной женщине, которую мы недавно увидели.
Лицо Кайуса скривилось в новое выражение. Предположительно, он так улыбался.
"Да, " согласился он. "Но когда они больше не полезны для нас, они служат, чтобы нам кормиться Но у вас на этот счет другие планы. Если она предаст наши тайны, вы готовы ее уничтожить? Я думаю, что нет, " он насмехался.
"Я не предам —, "начала я, все еще шепча. Кайус заставил меня замолчать ледяным взглядом.
"И причем вы не намереваетесь делать ее одной из нас, " продолжал Кайус. "Поэтому, она - уязвимая. Её жизнь будет являться штрафом за всё. Вы можете уехать, если желаете. "
Эдвард обнажил зубы.
"Это - то, о чем я думал, " сказал Кайус, тоном сродни удовольствию. Феликс нетерпеливо наклонился вперед.
"Если … " не прерывал Аро мысль. Он выглядел несчастным оттого, что беседа может прекратиться. "Если вы действительно не намереваетесь дать ей бессмертие? "
Эдвард поджал губы, колеблясь на мгновение прежде, чем ответить. "И если я сделаю это? "
Аро снова счастливо улыбнулся. "Тогда вы стали бы абсолютно свободны и поехали бы домой передавать от меня привет моему другу Карлайлу. " Его выражение стало более колеблющимся. "Но я боюсь, что ты должен будешь это сделать. "
Аро поднял перед ним руку.
Кайус, постоянно хмурившийся, смягчился.
Губы Эдварда вытянулись в напряженную линию. Он смотрел в мои глаза.
"Сделай это, " шептала я. "Пожалуйста".
Действительно ли это была такая отвратительная идея? Он предпочитает умереть, чем изменить меня? Я чувствовал себя подобно тому, что меня пнули в живот.
Эдвард посмотрел на меня с замученным выражением.
А затем Элис отошла от нас подальше, и приблизилась к Аро. Мы обернулись, чтобы проследить за ней. Ее рука была так же поднята, как и у Аро.
Она ничего не говорила, и Аро отослал свою беспокоящуюся за него охрану, которая тут же выскочила у неё на пути. Аро встретил ее на полпути, и взял ее руку с нетерпеливой, жадной вспышкой в глазах.
Он трогательно склонил голову к их рукам, его глаза закрылись, поскольку он сконцентрировался. Элис была неподвижна, ее лицо ничего не выражало. Я слышала, как Эдвард плотно сомкнул зубы.
Никто не двигался. Аро казался примерзшим к руке Элис. Секунды прошли, и я всё больше задавалась вопросом, сколько же времени это будет продолжаться, и настанет ли этому конец? Что-то во всей этой ситуации было неправильное, очень неправильное.
Прошел еще один мучительный момент, и затем голос Аро сломал тишину.
"Ха, ха, ха, " смеялся он, его голова, все еще склонялась вперед. Он медленно открывал глаза, глаза ярко горели, отражая волнение. "Это было очаровательно! "
Алиса сухо улыбнулась. "Я рада, что вы этим наслаждались. "
"И всё же, какая поразительная способность видеть вещи, которые еще не произошли! " Он удивленно покачал головой.
"И то, что я увидела, случится, " напомнила ему Элис спокойным голосом.
"Да, да, это весьма определенно. Конечно, нет никакой проблемы. "
Кайус горько смотрел, и казалось, чувство разочарования он разделял с Феликсом и Джейн.
"Аро," сказал Кайус жалобным голосом.
"Дорогой Кайус, " улыбнулся Аро. "Не поддавайся раздражению. Думай о возможностях! Они не присоединятся к нам сегодня, но мы всегда можем надеяться на будущее. Вообрази радость, которую молодая Элис одна принесла бы к нашему небольшому домашнему хозяйству … Кроме того, я настолько ужасно любопытен, чтобы увидеть, как Белла окажется одной из нас! "
Аро казался убежденным. Неужели он не понимает, что видения Элис так неточны? ' Сегодня она могла пообещать изменить меня, а завтра поменять свое решение! Миллион крошечных решений, ее решения, решения других людей, и будущее свернет на другую дорожку.
И действительно имело бы значение, что решила бы Элис, есть ли какая – нибудь разница, даже если я действительно стану вампиром, если такая идея была настолько отталкивающая для Эдварда? Если смерть была для него лучшей альтернативой, чем вечное моё присутствие, бессмертное раздражение? Я была испугана, я чувствовала, что впадаю в депрессию, тону в ней…
"Тогда мы теперь свободны? " спросил Эдвард с надеждой.
"Да, да, " сказал приятно Аро. "Но пожалуйста, посетите нас снова. Меня ваше посещение привело в абсолютный восторг! "
"И мы тоже навестим вас, " Обещал Кайус, его глаза, внезапно оказались полузакрытыми, как у ящерицы, которая смотрит пристальным взглядом. "Убедиться, что вы выполняете законы на вашей стороне. Я не буду задерживаться у вас слишком долго. "
Челюсть Эдварда напряженно сжалась, но он коротко кивнул.
Кайус ухмыльнулся и отошел назад, туда, где все еще сидел Маркус, недвижимый и незаинтересованный.
Феликс простонал.
"Ах, Феликс. " Aрo удивленно улыбнулся. "Хайди будет здесь в любой момент. Терпение, мой друг. "
"Хмм. " Голос Эдварда приобрел новый оттенок. "В том случае, возможно, мы должны уехать как можно скорее. "
"Да, " согласился Аро. "Это - хорошая идея. Несчастные случаи действительно случаются. Конечно, лучше было бы подождать до окончания дня, и тем не менее, если вы не возражаете. "
"Конечно, " согласился Эдвард, в то время как я съежилась от мысли о необходимости пережидать день прежде, чем мы могли убежать отсюда.
"Подойди, " приказал Аро, указывая одним пальцем на Феликса. Феликс сразу же вышел, и Аро открепил серый плащ, который носил огромный вампир. Аро бросил его Эдварду. "Возьми это. Ты немного заметный. "
Эдвард надел длинный плащ, оставляя капюшон внизу.
Аро вздохнул. "Он тебе идет. "
Эдвард хихикнул, но внезапно прервался, посмотрев через плечо. "Спасибо, Аро. Мы будем ждать вас в гости. "
"До свидания, молодые друзья, " сказал Аро, его глаза ярко засветились, он посмотрел в том же направлении.
"Теперь уходим, " сказал торопливо Эдвард.
Деметри показал нам, куда мы должны следовать – в ту же самую дверь, через которую вошли.
Эдвард стремительно тянул меня вперед за собой. Элис бежала рядом со мной с другой стороны, я с трудом могла успеть разглядеть выражение её лица.
"Не достаточно быстро, " бормотала она.
Я испуганно посмотрела на неё, но она казалась всего лишь огорченной. Именно тогда я сначала услышала гул громких голосов из вестибюля.
"Хорошо, это весьма необычно, " грубый голос мужчины быстро нарастал.
"Такой средневековый, " лился сзади неприятно пронзительный, женский голос.
Большая толпа проникла через небольшую дверь, заполняя меньшую каменную палату. Деметри отодвинул нас, чтобы освободить место. Мы вжались в каменную холодную стену, чтобы позволить им пройти.
Пара впереди, по звуку, американцы, оценивающе осмотрелась вокруг себя.
"Принимаем гостей! Добро пожаловать в Вольтеру! " Слышала я, как Аро певуче воскликнул из круглой комнаты.
После пары вошла остальная часть, возможно сорок, или больше. Некоторые словно туристы изучали обстановку. Несколько даже сфотографировались возле картин. Другие выглядели смущенными, как будто история, которая привела их в эту комнату, не имела больше никакого смысла. Я заметила одну маленькую, темноволосую женщину. Вокруг ее шеи были четки, одной рукой она сильно сжимала деревянный крест. Она шла более медленно чем другие, время от времени трогая кого - то и задавая вопросы на незнакомом языке. Никто, казалось, не понимал ее, и ее голос всё более отражал панику.
Эдвард спрятал моё лицо на своей груди, но было слишком поздно. Я уже всё поняла.
Как только основной поток людей прошел, Эдвард быстро подтолкнул меня к двери. Я почувствовала, что на моём лице появляется испуганное выражение, а глаза наполняются слезами.
Декоративная золотая прихожая была бы тихой и пустой, если бы не одна великолепная, статная женщина. Она любопытно уставилась на нас, на меня в частности.
"Добро пожаловать домой, Хайди, " приветствовал её Деметри из-за наших спин.
Хайди рассеянно улыбнулась. Она напомнила мне Розали, хотя они ничем не были похожи — только красота этой женщины была такой же исключительной, незабываемой.
Она одевалась, чтобы подчеркнуть свою красоту. Ее удивительно длинные ноги красовались в самой короткой из всех мини-юбок. Сверху на ней была закрытая и прекрасно дополняющая наряд сливовая кофточка. Ее длинные волосы красного дерева были блестящими, а глаза отличались странным оттенком фиолетового цвета, который мог бы быть следствием синих контактных линз на красных радужных оболочках.
"Деметри, " ответила она шелковистым голосом, ее глаза мерцали то на моё лицо, то на плащ Эдварда.
"Хороший улов," Сделал ей комплимент Деметри, и я внезапно поняла смысл её вызывающей одежды…, она не была только рыбаком, но также и приманкой.
"Благодарю. " Она высветила ошеломляющую улыбку. "Разве ты не присоединишься? "
"Через минуту. Оставь немного для меня. "
Хайди кивнула и прошла через дверь, бросив на меня последний любопытный взгляд.
Эдвард ускорил темп, и теперь мы почти бежали. Но едва мы достигли декоративной двери в конце прихожей, как услышали позади себя начинающийся крик.


Категории: TWILIGHT saga
Прoкoммeнтировaть
Батори 10:14:09
Запись только для зарегистрированных пользователей.
Батори 10:11:52
Запись только для зарегистрированных пользователей.
Батори 10:07:52
Запись только для зарегистрированных пользователей.
Батори 10:06:47
Запись только для зарегистрированных пользователей.
Новолуние.Глава 10 Батори 10:02:15
Глава 10 Лужайка.
Подробнее…ДЖЕЙКОБ НЕ ЗВОНИЛ.
Поначалу, когда я звонила, трубку брал Билли и все время говорил мне, что Джейкоб все еще в постели. Я волновалась, возил ли его Билли к врачу. Он сказал, что возил, но по некоторым причинам я ему не поверила. Я по нескольку раз в день перезванивала им на протяжении двух дней, но никто не отвечал.
В субботу я поехала проведать Джейкоба, и плевать я хотела на приглашение. Но маленький красный дом опустел. Это напугало меня – может Джейкобу стало настолько плохо, что его увезли в больницу? На обратном пути я остановилась у больницы, но медсестра в приемном покое сказала, что ни Джейкоб, ни Билли не приезжали.
Я упросила Чарли позвонить Гарри Клирвотеру, как только он вернется домой после работы. Я ждала, и нервничала, пока Чарли болтал со своим старым приятелем; они бесконечно долго болтали ни о чем, даже не упоминая Джейкоба. Оказалось, что как раз сегодня Гарри был в больнице… проходил обследование, что-то с сердцем. Из-за этой новости Чарли наморщил лоб, но Гарри что-то шутливо ответил и Чарли с облегчением засмеялся. В итоге, Чарли все-таки спросил про Джейкоба, но мне оставалось только гадать о чем шла речь в их разговоре по многозначительным «хм…» и «угу…». Я принялась барабанить пальцами по столу, пока Чарли не накрыл своей ладонью мою руку, чтобы унять мое нетерпение.
Наконец, Чарли положил трубку и обернулся ко мне.
«Гарри говорит, что у них были небольшие проблемы с телефоном, и поэтому ты не могла до них дозвониться. Билли возил Джейка к врачу и тот подозревает, что у него инфекционный мононуклеоз. Он очень ослаб, и Билли просил передать, что некоторое время - никаких посетителей», – отрапортовал он мне.
«Никаких посетителей?» – не веря своим ушам, сказала я.
Чарли поднял одну бровь, – «Ну, прекрати так убиваться, Беллс. Билли знает, что лучше для Джейка. Скоро он выздоровеет. Потерпи немного».
Но я на этом не успокоилась. Чарли слишком беспокоится о Гарри. Ясно, что эта новость потрясла его гораздо больше – пожалуй, не стоит сейчас доставать его своими небольшими проблемками. Наоборот, я направилась наверх и сразу же включила свой компьютер. Я нашла медицинский сайт и ввела слово «мононуклеоз» в окне поиска.
Все, что я знала о мононуклеозе, это то, что он может передаваться при поцелуях, что точно не подходило в случае Джейка. Я быстро пробежала глазами по списку симптомов – у него точно была высокая температура, но как насчет всего остального? Никакой ангины, никакого упадка сил, головных болей; даже когда он ушел рано из кино, он сказал что чувствует себя как огурчик. Неужели болезнь развивается так быстро? Из статьи я выяснила, что все начинается с системного воспаления…
Не отрываясь от монитора, я подумала, а зачем вообще я все это делаю. Почему я чувствую себя такой… такой подозрительной, как будто я не верю Билли на слово? И к чему Билли стал бы врать Гарри?
Наверно, все это глупости. Я просто волновалась за Джейкоба и, если честно, очень боялась, что мне не позволят больше увидеть его – это меня очень нервировало.
Я бегло просмотрела статью до конца, отмечая для себя нужную информацию. Я остановилась, когда дошла до той части, в которой говорилось про лечение мононуклеоза – оно может длиться больше месяца.
Целый месяц? У меня рот открылся от удивления.
Но Билли же не сможет закрыть дом для гостей так надолго? Конечно, нет. Да и Джейк с ума сойдет за все это время, оставаясь в постели, и не имея возможности перекинуться хоть парой слов с кем-нибудь.
И все же, чего так боялся Билли? В статье говорилось о том, что человеку с мононуклеозом рекомендуется ограничить физические нагрузки, но там ничего не говорилось о посетителях. Болезнь не настолько заразна.
Я решила, что дам Билли еще неделю, а потом надавлю на него. Недели вполне достаточно.
Но целая неделя оказалась слишком долгой для меня. В среду, я уже была уверена, что не доживу даже до субботы.
Когда я принимала решение оставить Билли и Джейкоба в покое на целую неделю, я никак не могла поверить, что Джейкоб смириться с этим. Каждый день, после школы, я неслась к телефону, чтобы проверить сообщения на автоответчике. И за время там не оказалось ни одного сообщения…
Трижды я пыталась дозвониться до них, но линию видимо до сих пор не починили.
Я засиделась дома слишком долго, и мне было слишком одиноко. Без Джейкоба и адреналина в крови - все, от чего я так долго пыталась избавиться, опять стало надвигаться на меня. Сны опять превратились в кошмары. Им не было конца. Снова тот же ужас - то леденящая пустота, то густой лес, то море папоротника, среди которого больше не было белого дома. Иногда в этом лесу был Сэм Ули, и опять так странно смотрел на меня. Я старалась не обращать на него внимание – под его внимательным взглядом я чувствовала себя не уютно; но его присутствие не избавляло меня от ощущения одиночества. И не мешало мне из ночи в ночь просыпаться с дикими воплями страха.
Рана в груди теперь была еще больше. Я каждый раз думала, что, наконец, смогла с ней справиться, но следующей ночью я снова тяжело ловила ртом воздух, вся сжимаясь в клубок от боли.
Одиночество для меня было подобно смерти.
Этим утром, я, как всегда, проснулась от собственного крика ужаса и тут же успокоилась, сказав себе, что сегодня воскресенье. И я наконец-то смогу позвонить Джейкобу. А если телефонную линию еще не починили, то я с чистой совестью смогу поехать в Ла-Пуш. Так или иначе, сегодняшний день будет лучшим за всю, прошедшую в полном одиночестве, неделю.
Я набрала номер и почти без всякой надежды ждала ответа.
Я даже растерялась, когда, после второго гудка, ответил Билли.
«Алло?»
«Ой, Билли, привет, ну наконец-то у вас заработал телефон! Это Белла. Я звоню, чтобы узнать, как Джейкоб. К нему уже можно? Я подумала, что он уже сможет…»
«Белла, мне очень жаль», – перебил меня Билли, и мне показалось, что он в это время как будто смотрел телевизор; голос был очень рассеянный, – «Его нет дома».
«О…», – оторопела я на секунду, – «Так ему уже лучше?»
«Угу», – Билли немного колебался, – «Оказалось, что у него нет мононуклеоза. Это была какая-то другая инфекция».
«Ох. И…где он сейчас?»
«Он с приятелями выбрался в Порт-Анджелес. Думаю, они собрались в кино на двойной сеанс или что-то в этом роде. Он уехал на весь день».
«Что ж, это утешает. Я так сильно волновалась за него. Я рада, что он настолько окреп, что смог выйти на улицу», – пролепетала я. Мой голос звучал ужасно фальшиво.
Джейкобу стало лучше, но не настолько, чтобы позвонить мне. Он уехал с приятелями. А я сидела дома и каждую минуту скучала по нему. Мне было одиноко, я вся изнывала от волнения и переживаний – а в итоге меня опять бросили в одиночестве. Я думала, что он отнесется иначе к целой неделе нашей вынужденной разлуки.
«Ты что-то еще хотела?» – участливо спросил Билли.
«Нет, пожалуй, больше ничего».
«Ну ладно, я передам ему, что ты звонила», – пообещал мне Билли, – «Пока, Белла».
«Пока», – ответила я, но он уже повесил трубку.
Я застыла на минуту, все еще держа трубку в руке.
Как я и боялась, Джейкоб передумал. Наверно, он все же последовал моему совету, не тратить время на того, кто не сможет ответить на его чувства. Я почувствовала, как кровь отхлынула от лица.
«Что-то случилось?» – спросил Чарли, спускаясь по лестнице.
«Нет», – соврала я, вешая трубку, – «Билли сказал, что Джейкобу стало лучше. У него не мононуклеоз. И это хорошо».
«И что, он сам приедет сюда или ты собралась к нему?» – рассеянно спросил Чарли, что-то ища в холодильнике.
«Ни то, ни другое», – призналась я. – «Он куда-то уехал с приятелями».
Тут, наконец, тон моего голоса привлек внимание Чарли. Он с внезапной тревогой в глазах посмотрел на меня, а рука замерла, держа упаковку сырных ломтиков.
«Не слишком ли рано для ленча?» – спросила я как можно более мягко, пытаясь отвлечь его внимание.
«Нет, я просто хотел кое-что прихватить с собой на речку…»
«А, ты сегодня едешь на рыбалку?»
«Ну, Гарри звонил… и потом, дождя нет», - говоря, он разложил на стойке целую кучу еды. И вдруг резко посмотрел на меня, как будто что-то понял, – «Ты только скажи, может тебе нужно, чтобы я остался с тобой, пока нет Джейка?»
«Нет, пап, все нормально», – сказала я, как можно более равнодушно, – «Ведь в ясную погоду хороший клёв, езжай».
Он в нерешительности уставился на меня. Я знала, что он испугался, думая, что я опять впаду в депрессию, если он сейчас уедет.
«Да я серьезно, пап. Сейчас позвоню Джессике», – быстро нашлась я. Лучше уж я останусь одна, чем он будет весь день на меня так таращится. – «Мы будем готовиться к тесту по математике. Мне нужна ее помощь». – Отчасти это было правдой. Но к нему я собиралась готовиться одна.
«Ну что ж, хорошая идея. Ты так долго проводила время только с Джейкобом, что остальные твои друзья наверно думают, что ты их совсем позабыла».
Я улыбнулась и кивнула в знак того, что я тоже так думаю.
Чарли медленно отвернулся, но тут же опять резко повернулся ко мне с беспокойным выражением на лице – «Эй, вы же собираетесь заниматься здесь или у Джессики дома, верно?»
«Ну да, где же еще?»
«Тогда ладно, просто я хотел тебе напомнить, чтобы ты держалась подальше от леса».
Я растерянно застыла на минуту, – «Что опять проблемы с медведем?»
Нахмурившись, Чарли кивнул головой, – «Пропал турист. Рано утром рейнджеры нашли его палатку, но не нашли его самого. Зато обнаружили много следов действительно огромного животного… конечно, он мог прийти на запах намного позже…в любом случае, сейчас они понаставили там капканов».
«Ох», – негромко сказала я. На самом деле, я пропустила мимо ушей почти все его предостережения; сейчас меня больше пугала ситуация с Джейкобом, чем вероятность быть съеденной медведем.
Я обрадовалась, что Чарли торопился. Он не стал дожидаться, пока я позвонила Джессике, поэтому мне не пришлось устраивать представление для него. Я собрала все свои учебники с кухонного стола и засунула их в рюкзак. «Слишком много книг», - подумала я. Если Чарли решит засунуть свой нос и все проверить, думаю, что все равно почувствует неладное.
Я сделала вид, что занята по уши, пока он окончательно не скрылся из виду, и тут на меня навалилось дикое осознание того, что впереди у меня еще один совершенно пустой день. Мне хватило лишь пары минут, чтобы решить для себя, что дома я не останусь ни на минуту. В звенящей тишине, я стояла и смотрела на телефон. Я обдумывала всевозможные варианты.
Я не собиралась звонить Джессике. Для меня, она окончательно переметнулась на другую, скажем так недружественную сторону.
Я могла бы съездить в Ла-Пуш, и забрать свой мотоцикл – заманчивая идея, но за исключением одной малюсенькой проблемы: некому будет отвезти меня потом в больницу, если я опять свалюсь с мотоцикла.
Или… У меня же есть компас и наша карта. Думаю, что вполне освоила уроки ориентирования на местности, так что я не должна потеряться. Может сегодня у меня получиться пройти сразу две линии на карте, опережая наш график, на случай, если Джейкоб решит удостоить меня своим присутствием. Я тут же выкинула из головы мысль о том, что мое ожидание может затянуться на довольно долгий срок. Или этого вообще может не произойти.
Я почувствовала небольшой укол совести, когда поняла, что почувствует Чарли, узнав о моей вылазке в лес. Но поспешила отделаться от этих мыслей. Сегодня я не в состоянии оставаться дома.
Уже через несколько минут, я ехала по знакомой проселочной дороге, которая, казалось, вела в никуда. Я открыла окна и постаралась выжать из моего старенького пикапа все, на что он был способен, желая почувствовать бешеные порывы ветра на лице. Было облачно, но сухо – замечательный день для Форкса.
Я намного дольше Джейкоба возилась с картой, прежде чем начать свои поиски. Припарковавшись на обычном месте, я убила целых пятнадцать минут на изучение маленькой стрелки компаса и нанесение отметки на истрепанной карте. В полной уверенности в том, что иду по линии, отмеченной на карте с правой стороны, я вошла в лес.
Сегодня лес был необычайно наполнен жизнью, даже самые маленькие его обитатели наслаждались теплой и ясной погодой. Несмотря на то, что в лесу стоял дикий гвалт от чириканья птиц, в кустах носились полевые мыши и громко жужжали насекомые вокруг моей головы – у меня мурашки побежали по спине от страха; все это напомнило один из моих недавних ночных кошмаров. Я знала, что это от одиночества, ведь я безумно скучала по Джейкобу, и мне не хватало его беззаботного свиста и звука второй пары ног, хлюпающих по влажной земле.
Чем дальше в чащу я заходила, тем сильнее становилось предчувствие беды. Дышать стало намного труднее – и не оттого, что я устала, а потому что в груди опять открылась идиотская рана. Я обвила себя руками и мысленно заставила себя забыть о боли. У меня почти получилось, но как я ненавидела эти бесплодные попытки.
Я с трудом пробиралась сквозь кусты и ритм моих шагов заглушал боль и туманил разум. Дыхание наконец-то восстановилось, и я радовалась, что не повернула назад. Теперь я с большей уверенностью продиралась сквозь эти дебри; можно даже сказать быстрее.
Я даже не осознавала, насколько правильно я двигаюсь. Решив, во что бы то ни стало, преодолеть сегодня расстояние в четыре мили, я даже не оглядывалась по сторонам. Затем, совершенно неожиданно даже для самой себя, я протиснулась в крохотную щель между двумя кленами, распихивая огромные листья папоротника, – и вдруг оказалась на той самой поляне.
Это было то самое место, в этом я была уверена на все сто. Нигде больше я не видела настолько симметричной полянки. Она была идеально круглой, будто кто-то специально создал такой безупречный круг, вырвав деревья по краям, но настолько искусно, что в высокой траве не осталось и следа. Восточнее, я слышала, как тихо журчал небольшой ручеек.
Без ослепительного солнечного света, полянка казалась не такой великолепной, но все же она была красивой и спокойной. Полевые цветы уже отцвели; на плодородной земле густая трава колыхалась даже от легкого порыва ветра, подобно морским волнам.
Это было то самое место… но здесь явно чего-то не доставало.
Разочарование навалилось на меня, одновременно с догадкой. У меня подкосились ноги и я, задыхаясь, упала на колени на краю полянки.
И что же делать мне дальше? Здесь меня больше ничего не держало. Ничего, кроме воспоминаний, которые я могла в любой момент воскресить в собственной памяти, если снова захочу пережить дикую боль – боль, которая совершенно оглушила меня сейчас. Без него это место не было ни чем особенным. Я не знала, что именно я хотела испытать здесь, но поляна была лишена всякого очарования, она ничем не отличалась от многих других. Это еще больше напоминало мой кошмарный сон. Голова пошла кругом.
По крайней мере, я пришла сюда одна. Я почувствовала волну облегчения, когда поняла, что, если бы я нашла поляну вместе с Джейкобом…тогда, я не смогла бы утаить от него, в какую бездну страданий я только что рухнула. Ну, как бы я ему объяснила, что внутри все сломалось и от чего хочется сжаться в клубок, чтобы зияющая рана в груди не рвала на части. Хорошо, что рядом не было любопытных зрителей.
И не надо было никому объяснять, отчего я так спешу уйти отсюда. Джейкоб бы наверняка решил, что после бесконечных попыток найти это дурацкое место, я захочу здесь чуть-чуть посидеть. Но в действительности, я пыталась найти в себе силы, чтобы наконец разогнуть колени и сбежать отсюда. В этом месте сосредоточено слишком много боли и страдания для меня одной – и если не будет другого выхода, я буду пытаться не уйти, а выползти отсюда.
Какое счастье, что я одна!
Одна. Я твердила это слово, пока, несмотря на боль, пыталась подняться с земли и казалось, чувствовала странное удовлетворение. В этот момент, чуть севернее от меня, всего в тридцати шагах, из леса вынырнула неясная тень.
В следующую секунду на меня обрушился водопад эмоций. В начале было удивление; я ушла уже слишком далеко от туристической тропинки и поэтому не ждала незваных гостей. Затем, когда мои глаза сосредоточились на неподвижной тени, внешне спокойной, но с мертвенно-бледной кожей, на смену удивлению пришла пронзительная надежда. Я тут же подавила ее, борясь с мучительной болью. Мой взгляд теперь ощупывал его лицо, скрытое под шапкой черных волос – это лицо оказалось не тем единственным, которое я так хотела увидеть. Затем появился страх; это не было лицо, которое я оплакивала, но он стоял достаточно близко ко мне, и я была уверена, что это был отнюдь не заблудившийся турист.
И, наконец, я узнала его.
«Лоран!» – с удивительным наслаждением выкрикнула я его имя.
Это было абсурдом. Наверно я должна была бы замереть в страхе.
Лоран был одним из шайки Джеймса, когда мы впервые с ним встретились. Он не участвовал в дальнейшей травле – где добычей была я – но только лишь потому, что струсил; просто меня защищал более крупный соперник. Но если дело было бы не в этом - тогда он без сожаления разорвал бы меня на куски. Конечно, теперь Лоран наверняка изменился, ведь он ушел на Аляску и жил с другими цивилизованными вампирами, с другой семьей, которая отказалась пить человеческую кровь по этическим соображениям. Другая семья, такая же, как… я не могла позволить себе даже подумать о них.
Да, страх обострил все чувства, но я чувствовала лишь огромное удовлетворение. Лужайка вновь наполнилась волшебством. Скорее мистикой, чем волшебством, хотя эта разница меня сейчас мало интересовала. Вот она связь, которой мне так не доставало. Это было доказательством, хоть и отдаленным, что где-то, на одной планете со мной – существовал он.
Невероятно, но Лоран практически не изменился за это время. Глупо было даже ждать, что за этот год он мог измениться. Но сейчас в нем было что-то… чего я не могла прочувствовать и понять.
«Белла?» – спросил он, при этом он выглядел еще более потрясенным, чем я.
«Ты помнишь». – Я улыбнулась ему в ответ. Я пребывала в нелепом восторге от того, что вампир запомнил мое имя.
Он ухмыльнулся. – «Не ожидал тебя здесь увидеть». – Совершенно сбитый с толку, он зашагал в мою сторону.
«Разве может быть по-другому? Я же живу здесь. Я думала, что ты ушел на Аляску».
Он остановился в десяти шагах от меня, склонив голову набок. Его лицо обладало той особенной красотой, которую я уже не надеялась увидеть. Я удивительно жадно всматривалась в черты его лица. Он был одним из тех, с кем я могла не притворяться – он был тем, кто знает обо всем, о чем я никому не смогла бы рассказать.
«Ты права», – согласился он, – «я был на Аляске. И я не ожидал тебя увидеть… Когда я нашел пустой дом Калленов, я подумал, что они переехали».
«Ох», – я закусила губу, когда упомянутая им фамилия семьи, заставила сильнее пульсировать рану в моей груди. Потребовалась минута, чтобы собраться с силами. Лоран с любопытством наблюдал за мной.
«Они действительно переехали», – наконец овладев собой, сказала ему я.
«Хм-м…» - буркнул он. – «Я удивлен, что они оставили тебя одну. Ты же для них была своего рода любимым домашним питомцем?» – При этом его глаза светились невинностью.
Я криво улыбнулась, – «Похоже на то».
«Хм-м…», - опять задумчиво произнес он.
В этот самый момент, я поняла, почему он ничуть не изменился – вообще не изменился. Когда Карлайл рассказал нам, что Лоран остался с семьей Тани, то я представляла его себе, когда изредка думала о нем, с такими же золотистыми глазами как у всех… Калленов – поморщившись, я выкинула это имя из головы. У всех хороших вампиров были такие глаза.
К его изумлению, я невольно сделала шаг назад, и пара горящих темно-красных глаз проследил за мной.
«И часто они тебя навещают?» – спросил он, все еще обычным тоном, но его фигура уже склонилась в мою сторону.
«Солги», – беспокойно прошептал в моем мозгу прекрасный бархатный голос.
От этого звука я невольно вздрогнула, но не удивилась. Разве я раньше попадала в переделки пострашнее этой? Мотоцикл и то безопаснее.
Но я сделала, как просил голос.
«Время от времени», – расслабившись, я попыталась придать голосу большую мягкость. – «Время для меня идет медленнее. Ты бы знал, как они тут всех сбили с толку…» - начала я лепетать. Потом усилием воли я заставила себя остановиться.
«Хм-м…» - протянул он опять. – «А дом пахнет так, как будто он долго пустовал…»
«Ты должна соврать получше, Белла» – подстегивал меня голос.
Я попробовала. – «Я обязательно расскажу Карлайлу, что ты был здесь. Он очень расстроиться, что не повидал тебя». – Я притворилась, будто на минуту задумалась. – «Хотя, думаю, я лучше расскажу об этом…Эдварду», - я с трудом произнесла его имя и скорчила гримасу в подтверждении моих слов, – «У него такой характер…ну, я думаю, ты помнишь. Он до сих пор беситься от любого напоминания о Джеймсе». – Я закатила глаза и махнула рукой, будто это было лишь старой забытой историей, но в моем голосе явно слышались истеричные нотки. Я все гадала, уловил ли он их.
«Правда что ли?» – скептически проговорил Лоран.
Я старалась отвечать односложно, чтобы голос не выдал моей паники. – «Хм-м…ммм…»
Лоран сделал один шаг в сторону, оглядывая лужайку. Я заметила, что этот шаг еще немного приблизил его ко мне. Голос в моей голове в ответ тихо зарычал.
«И как дела в Денали? Карлайл говорил, что ты жил у Тани?» – мой голос сорвался почти на фальцет.
Вопрос заставил его задуматься. – «Я очень люблю Таню», – мечтательно произнес он. – «А ее сестру Ирину еще больше… Я никогда раньше подолгу не задерживался в одном месте, а там я наслаждался преимуществом и новизной. Но ограничения были слишком жесткими для меня… я был очень удивлен, когда узнал, что они так подолгу держатся». – Он заговорщически улыбнулся мне. – «Ну, а я иногда нарушал правила».
У меня в горле пересохло. Я попыталась расслабить ноги, но тут же застыла на месте, когда его горящий взгляд метнулся в мою сторону, пытаясь уловить мое движение.
«Ох», – тихо произнесла я. – «У Джаспера тоже были такие проблемы».
«Не двигайся», – прошептал голос. Я постаралась следовать его инструкциям. Это было нелегко; инстинкт самосохранения требовал, чтобы я бежала со всех ног.
«Правда?» – казалось, это заинтересовало Лорана. – «Поэтому они и уехали?»
«Нет», – честно ответила я. – «Дома Джаспер более осторожный».
«Да», – согласился Лоран. – «И я тоже».
Он почти незаметно шагнул в мою сторону.
«А Виктория нашла тебя потом?» – спросила я, затаив дыхание, в надежде отвлечь его. Это было первое, что пришла мне на ум, и я тут же пожалела, что спросила. Виктория не та, о которой я бы хотела в этот момент думать – она охотилась на меня вместе с Джеймсом и потом исчезла.
Но мой вопрос не остановил его.
«Да», – ответил он, замедлив шаг. – «По большей части ради нее, я и пришел сюда», – Он скорчил гримасу. – «Хотя, она этому не обрадуется».
«Чему именно?» – охотно спросила я, заставляя его продолжить разговор. Он свирепо посмотрел на деревья за моей спиной. Заметив, что он немного замешкался, я сделала незаметный шаг назад.
Он опять остановил свой взгляд на мне и улыбнулся – это сделало его похожим на темноволосого ангела.
«Тому, что я сам убью тебя», – чарующе промурлыкал он в ответ.
Неуверенно я сделала еще один шаг назад. Я совершенно оглохла от безумного рычания в моей голове
«Она хотела приберечь тебя для себя», – сказал он беспечно. – «Она хотела как бы… поквитаться с тобой, Белла».
«Со мной?» – пропищала я.
Он тряхнул головой и захихикал. – «Я знаю, мне тоже это кажется глупым. Но Джеймс был ее любовником, а твой Эдвард убил его».
Даже сейчас, стоя одной ногой в могиле, его имя вновь открыло незаживающие раны в сердце.
Лоран не обратил внимание на мою реакцию. – «Она решила, что убить тебя лучше, чем убить Эдварда – как бы честный обмен, око за око. Она просила меня подготовить для тебя ловушку. А я и не представлял, что это будет так легко. Хотя, может она ошибалась – скорее всего, это не будет местью, как она себе это представляла, раз ты больше ничего не значишь для него и он бросил тебя беззащитную».
Еще удар, еще одна слеза скатилась по щеке.
Лоран двинулся немного вперед, а я, спотыкаясь, отступила на шаг назад.
Он нахмурился, – «Да, думаю, она разозлиться, но мне, в общем, все равно».
«Тогда почему бы тебе не дождаться ее?» – сдавленно произнесла я.
Озорная гримаса преобразила его лицо. – «Ну, просто ты застала меня в неудачное для тебя время, Белла. На самом деле, я пришел сюда не столько из-за просьбы Виктории – сколько поохотиться. Я томим жаждой, а твой запах… такой дразнящий».
Лоран оглядел меня с одобрением, будто сделал мне комплимент.
«Напугай его», – приказала прекрасная иллюзия в голове, в голосе отчетливо прозвучал ужас.
«Он все равно узнает, что это был ты», – послушно прошептала я, – «И тогда у тебя уже не будет шанса скрыться».
«Почему нет?» – Еще шире улыбнулся Лоран. Он осмотрел вокруг все проходы между деревьями. - «Следующий же дождь смоет все мои следы. Никто даже тела твоего не найдет – ты просто исчезнешь, как многие-многие другие люди до тебя. У Эдварда не будет причины подумать на меня, если конечно он вообще захочет узнать правду. Ничего личного, позволь тебя заверить, Белла. Просто жажда».
«Умоляй», – просила моя галлюцинация.
«Пожалуйста», – задыхаясь, прошептала я.
Лоран покачал головой, его черты смягчились. – «Посмотри на это иначе, Белла. Тебе повезло, что именно я нашел тебя».
«Разве?», – беззвучно прошептала я, делая еще один неуверенный шаг назад.
Лоран не отставал, гибкий и изящный.
«Да», – заверил меня он. – «Я все сделаю быстро. Обещаю, ты даже не почувствуешь боли. Естественно, потом я навру что-нибудь Виктории, чтобы она успокоилась. Белла, если бы ты только знала, что она готовила для тебя…» - Он медленно покачал головой, почти с отвращением. – «Клянусь тебе, ты должна быть мне только благодарна».
Я в ужасе уставилась на него.
Он вдохнул запах моих волос, который донес до него свежий ветерок, – «Как аппетитно», – прошептал он, вдохнув еще глубже.
Я приготовилась к прыжку, внутренне съежившись и зажмурив глаза. А разъяренное рычание Эдварда многократным эхом отдавался в голове. Его имя сломало все преграды, которые я сама возвела. Эдвард, Эдвард, Эдвард. Я приготовилась умереть. И не страшно, если я сейчас буду думать о нем. Эдвард, я люблю тебя.
Сквозь зажмуренные глаза, я наблюдала, как Лоран прекратил вдыхать мой запах и резко повернул голову куда-то влево. Я боялась даже посмотреть в ту же сторону, вряд ли его могло сейчас хоть что-нибудь остановить. Я с удивлением почувствовала облегчение, когда он начал пятиться в обратную сторону от меня.
«Не верю в это», – он настолько тихо это произнес, что я едва расслышала.
Мне пришлось взглянуть в ту же сторону. Мой взгляд блуждал по лужайке, ища причину, которая продлила мне жизнь на пару секунд. Сначала я не видела ничего, и мой взгляд опять вернулся к Лорану. Теперь он отступал намного быстрее, его глаза буравили лес.
Затем я увидела его; огромный черный силуэт выплыл из-за деревьев, словно тень и медленно направился к вампиру. Он был гигантским – огромным как дом, но гораздо шире и мощнее. Его вытянутая пасть оскалилась, обнажив ряд острых как скальпель клыков. Жуткое рычание вырвалось из пасти, похожее на раскат грома.
Медведь. Только это был вовсе не медведь. Тем не менее, именно этот гигантский черный монстр вызвал панику во всей округе. С расстояния, любой бы поверил, что это медведь. Кто еще мог быть таким огромным и так мощно сложенным?
Раньше я желала увидеть его, но лишь издали. А вместо этого, он мягко прошел по траве лишь в десяти шагах от меня.
«Не двигайся даже на дюйм», – прошептал мне голос Эдварда.
Я таращилась во все глаза на жуткое создание, в голове все перемешалось от того, что я пыталась придумать ему название. Существо двигалось точно по-собачьи. В ужасе, мне на ум пришло единственное предположение. До сих пор я даже не представляла, что волк может быть настолько огромным.
Еще одно рычание вырвалось из пасти и я, в ужасе, подскочила от этого звука.
Лоран отступил к кромке деревьев, и в ледяном ужасе, неуклюже пронесся мимо меня. Почему же Лоран побежал? Конечно, волк был чудовищным по размерам, но он же всего лишь животное. Почему вампир так испугался животного? А Лоран именно испугался. У него, так же как и у меня, расширились глаза от ужаса.
И как бы в подтверждение моих слов, исполинский волк, вдруг оказался не один. По обеим сторонам один за другим тихо показались еще два гигантских чудовища. Один был темно-серый, другой коричневый, но ни один из них не был таким огромным, как первый. Серый волк прошел сквозь деревья лишь в нескольких футах от меня, их глаза остановились на Лоране.
Я не успела даже шелохнуться, как они выстроились клином, как гуси, летящие на юг. Злобный коричневый монстр протиснулся между кустов и приблизился ко мне.
Я непроизвольно глотнула воздуха и отпрыгнула назад – это было самое глупое, что я могла сделать. Я опять застыла на месте, ожидая, что волки кинуться на меня, как на наиболее легкую добычу. Как же я хотела, чтобы Лоран кинулся на них сейчас и растерзал – для него же это сущие пустяки. Я решила, что я бы предпочла быть съеденной вампиром, чем стаей гигантских волков.
Красновато-коричневый волк приблизился ко мне, слегка повернув голову на звук моего судорожного вздоха.
Глаза волка были темными, почти черными. Он смотрел на меня какую-то долю секунды, и мне показалось, что его взгляд был слишком уж осмысленным для животного.
Пока он смотрел на меня, я вдруг, подумала о Джейкобе – и почему-то с благодарностью. Слава Богу, я пришла сюда одна, на эту сказочную лужайку, где полным-полно черных монстров. Хорошо, что Джейкоба нет рядом, ведь он не хотел умирать. По крайней мере, на мне не будет висеть его смерть.
Еще один негромкий рык лидера стаи заставил красновато-коричневого волка повернуть голову обратно к Лорану.
Лоран с нескрываемым ужасом смотрел на стаю гигантских волков. Сначала я ничего не могла понять. Но потом ошеломленно увидела, как он, без предупреждения, кубарем покатился и исчез в деревьях.
Он сбежал.
Спустя секунду волки пустились за ним, они преодолели лужайку несколькими мощными прыжками, рыча и клацая зубами настолько громко, что я невольно заткнула уши руками. Эти звуки быстро смолкли, как только они скрылись в лесу.
И я снова оказалась одна.
У меня подогнулись колени, я упала на руки, и горькое рыдание вырвалось из горла.
Я знала, что мне надо как можно быстрее убираться отсюда. Как долго волки будут преследовать Лорана прежде чем вернуться за мной? Или Лоран вернется? И вернется ли он?
Сначала я не могла даже пошевелиться; у меня все тряслось, и я не знала как встать на ноги.
Мой мозг отказывался верить в спасение. Я не понимала, что же только что произошло на моих глазах?
Вампиры не должны убегать от собак-переростков. Никакие зубы не способны прогрызть их гранитную кожу.
Видимо волки дали Лорану небольшую фору. Даже если их необычные размеры научили их ничего не бояться, думаю, им не было смысла его преследовать. Сомневаюсь, что его ледяная, мраморная кожа пахнет для зверей, как приманка. Почему же они прошли мимо теплокровного и слабого существа, вроде меня, вместо того чтобы гоняться за Лораном?
«Бессмыслица», - подумала я
Холодный ветер пронесся сквозь лужайку, волнуя траву, будто кто-то ползал в ней.
Я поднялась на ноги, отступая от порыва ветра. Спотыкаясь, в панике, я обернулась и очертя голову кинулась к деревьям.
Несколько следующих часов были мучительными. Выбиралась из леса я в три раза дольше, чем искала эту лужайку.
Сначала я вообще не замечала, куда бегу, сосредоточившись только на том, чтобы убежать от этого страшного места. Но к тому времени, когда я вспомнила про компас, я уже оказалась далеко в незнакомом и зловещем лесу. Руки настолько сильно тряслись, что мне пришлось положить компас на грязную землю, чтобы я смогла высчитать правильное направление. Каждые несколько минут мне пришлось останавливаться и класть компас на землю, выбирая северо-западное направление. И вдруг я услышала глухие звуки, которые не могли скрыть даже мои безумные шаги – тихий шепот существа, невидимого в густой листве.
Крик сойки заставил меня отскочить и упасть в густой ельник, оцарапавший мне руки и спутавший мои волосы. Неожиданно резкий прыжок белки по стволу сосны заставил меня закричать так сильно, что заболели уши.
Наконец показался проход между деревьями. Я вышла на безлюдное шоссе в миле с небольшим южнее места, где я оставила пикап. Обессилев окончательно, я медленно побрела в его сторону.
Я горько разрыдалась, когда, наконец, влезла в машину. Сначала я защелкнула все кнопки замка, а затем вытащила из кармана ключи от машины. Рев двигателя ласкал слух. Он помог сдерживать слезы, когда я мчалась к главному шоссе, насколько это позволял мой пикап.
Добравшись до дома, я старалась успокоиться, но все еще нервничала. Патрульная машина Чарли стояла на подъездной дорожке – я даже не думала, что уже так поздно. Наступили сумерки.
«Белла?» – спросил Чарли. Когда я хлопнула входной дверью и яростно защелкнула замок.
«Да, это я». – Дрожащим голосом ответила я.
«Ты где была?» – громыхнул он, появляясь из кухонной двери с грозным выражением лица.
Я замешкалась. Скорее всего, он уже звонил Стэнли. Будет лучше, если я выложу всю правду.
«Я гуляла пешком», – призналась я.
Его глаза сузились, – «А что случилось с походом к Джессике?»
«Меня сегодня не тянет на математику».
Чарли скрестил руки на груди, – «Кажется, я просил тебя не соваться в лес».
«Да, я знаю, папа. Не волнуйся, больше я не буду». – Вздрогнув, сказала я.
Казалось, Чарли впервые присмотрелся ко мне. Тут я вспомнила, что сегодня я недолго провалялась на земле и должно быть грязная, как свинья.
«Что случилось?» – спросил Чарли.
И опять я подумала, что правда, или ее часть будет лучше всего. Я была слишком потрясена, чтобы притворятся, что провела незабываемый день, изучая флору и фауну.
«Я видела медведя». – Я попыталась произнести это как можно более спокойно, но мой голос сорвался и задрожал. – «Хотя это был не медведь, это скорее волк. И их было пятеро. Один черный, серый и красновато-коричневый…»
Глаза Чарли округлились от ужаса. Он быстро пересек комнату и быстро схватил меня за плечи.
«С тобой все в порядке?»
Я слегка качнула головой.
«Расскажи мне, что произошло».
«Они не обратили на меня никакого внимания. Но как только они ушли, я убежала и несколько раз споткнулась и упала».
Он отпустил мои плечи и обнял меня. Он долго молчал, не говоря ни слова.
«Волки», – пробормотал он.
«Что?»
«Рейнджеры говорили, что следы были слишком большими для медведя – но волки не бывают такими огромными…»
«Они были гигантскими».
«Сколько их было, говоришь?»
«Пять».
Чарли покачал головой, озабоченно нахмурившись. Наконец он заговорил, не допускающим никаких возражений, тоном, – «Больше никаких прогулок».
«Без проблем», – горячо пообещала я.
Чарли позвонил в участок и сообщил все, что я видела. Конечно, я немного приврала насчет точного места, где я видела волков, заявив, что к нему ведет северная тропинка. Я бы не хотела, чтобы отец узнал, как далеко я забрела в лес, против его воли и что более важно, я не хотела, чтобы кто-нибудь встретил Лорана, блуждающего в поисках меня. Мысль об этом болезненно кольнула внутри.
«Ты голодна?» – сказал он, повесив трубку.
Я покачала головой, хотя я должна была бы быть голодной. Я ведь ничего не ела весь день.
«Я просто устала», – сказала я ему. Потом повернулась к лестнице.
«Эй», – сказал Чарли, и в его голосе вновь зазвучало подозрение, – «Ты говорила, что Джейкоб уехал на весь день?»
«Так сказал Билли», – ответила я, сбитая с толку его вопросом.
С минуту он пристально изучал мое выражение лица, и казалось, был удовлетворен увиденным.
«Хм…»
«А что?» – переспросила я. Его слова прозвучали так, как будто он на что-то намекал, и что я наврала ему сегодня утром. Наврала о чем-то, кроме занятий у Джессики.
«Ну, просто когда я поехал за Гарри, я видел Джейкоба, выходящим из магазина с несколькими приятелями. Я помахал ему, но он… ну, не думаю, что он меня заметил. Думаю, что он спорил со своими дружками. Он странно выглядел, будто переживал из-за чего-то. И…еще. Странно видеть, как быстро растут дети. С каждым разом, как я его вижу, он становится все больше и больше».
«Билли говорил, что Джейкоб с друзьями собирался в Порт-Анджелес посмотреть кино. Должно быть они кого-то ждали».
«А-а-а», – Чарли кивнул и направился в кухню.
Я стояла в прихожей, размышляя, о чем Джейкоб мог спорить со своими дружками. Может, он сцепился с Эмбри из-за ситуации с Сэмом. А может, именно поэтому он бросил меня сегодня – наверно он хотел выяснить отношения с Эмбри, и я была этому рада.
Перед тем, как пойти в свою комнату, я остановилась, чтобы еще раз проверить замки. Глупо, конечно. Никакие запоры и замки не выстоят против монстров, которых я видела сегодня. А если Лоран придет сюда…
Или… Виктория.
Я легла на кровать, но потрясение было настолько велико, что я не могла просто уснуть. Свернувшись калачиком под одеялом, я посмотрела в глаза ужасающим фактам.
С этим я ничего не могла поделать. Никакие меры предосторожности не помогут. Нет места, где я смогла бы теперь спрятаться. И никто мне не сможет помочь.
Желудок болезненно скрутило, когда я поняла, что ситуация сложилась еще хуже чем я думала. Конечно, все эти факты относятся и к Чарли. Мой отец спал в соседней спальне, и он тоже будет на волосок от смерти. Мой запах приведет их сюда, в не зависимости от того, буду я здесь или нет.
Это предположение потрясло меня, заставив в страхе сжать зубы.
Чтобы успокоиться, я начала мечтать о невозможном: я представила, как огромные волки настигли Лорана в лесу и растерзали этого бессмертного, как и любого другого нормального человека. Несмотря на всю абсурдность видения, эта идея успокоила меня. Если волки поймают его, то он не сможет рассказать Виктории, что я была в лесу одна. И если он не вернется, то она, возможно, подумает, что Каллены до сих пор оберегают меня. Если, конечно, волки выиграют этот бой…
Мои хорошие вампиры никогда больше не вернуться назад; как же утешительно было представлять, что другие тоже могут исчезнуть.
Зажмурив глаза, я ждала пока не погружусь в бессознательное состояние – почти с радостью ожидая, когда же начнется очередной кошмар. Лучше кошмар, чем бледное, прекрасное лицо, которое мне улыбалось сейчас, несмотря на все мои запреты.
В моем воображении, черные глаза Виктории пылали от жажды, блестя от предвкушения, а ее рот, с блестящими зубами, растянулся в улыбке. Рыжие, как огонь волосы блестели; и беспорядочно развевались вокруг ее иступленного лица.
В голове опять зазвучали слова Лорана. Если бы ты только знала, что она готовит для тебя…
Я зажала рукой рот, чтобы не закричать.


Категории: TWILIGHT saga
Прoкoммeнтировaть
воскресенье, 3 мая 2009 г.
SeLuna 17:57:31
Запись только для зарегистрированных пользователей.
Новолуние глава 6 SeLuna 17:55:47
Друзья
НАМ БОЛЬШЕ НЕ НУЖНО БЫЛО ПРЯТАТЬ МОТОЦИКЛЫ, можно было просто ставить их под навес в гараже Джейкоба. Билли на своем инвалидном кресле все равно бы не смог справиться с неровным грунтом небольшого дворика, отделяющего гараж от дома.
Джейкоб начал работу с разбора красного мотоцикла, который предназначался мне. Он открыл для меня дверцу своего старого пикапа - “Кролика”, чтобы я устроилась на сиденье с пассажирской стороны, и мне не пришлось бы сидеть на голом полу. Джейкоб весело болтал, пока разбирал мотоцикл, лишь изредка подталкивая меня плечом, когда я отвлекалась и переставала поддерживать разговор. Он поведал мне о своей учебе на втором курсе школы, о своих занятиях и о двух лучших друзьях.
«Квил и Эмбри?» – переспросила я, - «Какие необычные имена».
Джейкоб улыбнулся так довольно, будто сам выбирал имена для друзей, – «Я думаю, что Квилу его имя досталось по наследству, а вот Эмбри назвали в честь какой-нибудь звезды мыльной оперы. Хотя, не могу сказать точно. Они будут драться с тобой до потери пульса, если ты будешь смеяться над их именами – причем набросятся оба одновременно».
«Хороши друзья, нечего сказать», – я приподняла одну бровь.
«Нет, правда, они классные. Только не перепутай, как кого зовут».
В этот момент его кто-то окликнул со стороны дороги, – «Джейкоб?»
«Это Билли?» – спросила я.
«Нет», – Джейкоб низко наклонил голову, и мне показалось, что он залился краской под своей бронзовой кожей. – «Легки на помине», - пробормотал он себе под нос.
«Джейк? Ты там?» – голос прозвучал уже ближе.
«Да!» – крикнул в ответ Джейкоб и обреченно вздохнул.
Мы некоторое время просидели в полной тишине, ожидая пока два высоких темнокожих парня не выйдут из-за угла и не зайдут под наш навес.
Один из них был стройным и почти таким же высоким, как Джейкоб. Его довольно длинные, черные волосы, были разделены посередине пробором, и с одной стороны он прятал их за ухо, а с другой они свободно свисали. Второй парень был поменьше ростом и поплотнее. Белая майка обтягивала хорошо развитую грудную клетку, и его аж распирало от гордости. Волосы у него были настолько короткими, что казалось, будто он почти лысый.
Оба парня резко остановились, увидев меня. Худой смущенно поглядывал то на меня, то на Джейкоба, а крепыш сразу остановил свой взгляд на мне, и на его лице расцвела широкая улыбка.
«Привет, ребята», – без особого энтузиазма поздоровался Джейкоб.
«Привет, Джейк», – сказал крепыш, не отрывая от меня глаз. Я была вынуждена улыбнуться ему в ответ, и тогда его ухмылка стала совсем игривой. В итоге он даже подмигнул мне.
«Привет всем…» - поздоровалась я.
«Квил, Эмбри – это моя подруга, Бэлла».
Квил и Эмбри обменялись многозначительными взглядами, пока я терялась в догадках кто из них кто.
«Дочка Чарли, верно?» – спросил меня крепыш, протягивая руку.
«Совершенно верно», – подтвердила я, пожав его руку. Его рукопожатие было крепким; казалось, что он проверял на моей кисти силу своего бицепса.
«Я Квил Атеара», – громко объявил он, все еще не отпуская мою руку.
«Приятно познакомиться, Квил».
«Эй, Бэлла, а я Эмбри, Эмбри Колл, хотя ты наверно уже догадалась, методом исключения», – Эмбри застенчиво улыбнулся и тоже пожал мне руку, которую я с трудом освободила из плена Квила.
Я кивнула. – «С тобой мне тоже очень приятно познакомиться».
«Так чем вы здесь занимаетесь, ребята?» - Спросил Квил, все еще не отрывая от меня взгляда.
«Мы с Бэллой задумали отремонтировать вот эти два мотоцикла», – небрежно ответил Джейкоб. Но слово “мотоциклы” оказалось магическим. Оба парня наперебой стали расспрашивать Джейкоба о наших планах на мотоциклы и задавать ему какие-то мудреные технические вопросы о ремонте. Многие слова были мне просто незнакомы, и я с иронией подумала, что для того чтобы полностью понять восторг этой дружной компании, мне не хватает всего одной Y-хромосомы.
Они все еще с жаром обсуждали какие-то детали и запчасти, когда я решила, что мне лучше вернуться домой, чем ждать, пока сюда нагрянет Чарли. Со вздохом сожаления, я выскользнула из Кролика.
С извиняющимся видом Джейкоб посмотрел на меня. – «Тебе стало совсем скучно, слушая наши технические разговоры, да?»
«Вовсе нет», – ответила я и ничуть не соврала. Я была очень довольна собой, и это было странно. - «Мне просто надо еще успеть приготовить ужин для Чарли».
«А…ладно, тогда вечером я закончу его разбирать и подсчитаю, во сколько нам обойдется его переделка. Когда ты снова хочешь встретиться и поработать над ними?»
«А может, я приду завтра?» – Воскресенья теперь больше всего отравляли мою жизнь, так как учебы не было, а работу по дому невозможно было растягивать надолго.
Квил толкнул локтем Эмбри, и они многозначительно переглянулись.
Джейкоб радостно улыбнулся, – «Это было бы просто замечательно!»
«Может, ты составишь список, и мы вместе сходим в магазин за нужными деталями?» – предложила я.
Лицо Джейкоба немного вытянулось. – «Не думаешь же ты, что я позволю тебе самой оплатить ремонт?».
Я покачала головой. – «Не говори так. Это моя затея и оплачивать ее должна именно я. От тебя же требуется только усилия и мастерство».
Эмбри покосился на Квила, слушая наш спор.
«Но это все равно не правильно…» – Джейкоб беспомощно покачал головой.
«Джейк, ну сам подумай, во сколько это мне это обойдется, если я загоню оба мотоцикла в мастерскую?» – напомнила я.
Он, видимо подумав над моими словами, наконец улыбнулся. – «Ну хорошо, уговорила».
«Я уже не говорю об уроках по вождению, которые ты мне предоставишь бесплатно», – добавила я.
Квил, с широкой ухмылкой, прошептал что-то на ухо Эмбри, но я не расслышала что именно. Джейкоб тут же отвесил Квилу звонкий подзатыльник. – «Всё, вам пора, ребята, пошли отсюда», – недовольно, но весьма дружелюбно проворчал он.
«Нет, оставайтесь, мне действительно пора идти», – запротестовала я, направляясь в сторону двери. – «Увидимся завтра, Джейкоб».
Оказавшись за порогом, я услышала дружный хор Квила и Эмбри. – «У-у-у-ууууу!»
Потом послышались звуки небольшой потасовки, вперемешку с криками «Ой» и «Эй!»
«Если кто-нибудь из вас завтра хоть шагу ступит на мою землю…», - услышала я угрозы Джейкоба. Дальше его голос затих, потому что я скрылась за деревьями.
Я тихонько захихикала и от этого звука мои глаза удивленно округлились. Я смеялась, действительно смеялась, но не фальшиво и наигранно, а сама для себя, ведь сейчас никто не видел этого. Я почувствовала необычайную легкость, оттого, что я опять могу смеяться просто так.
Я немного опередила Чарли. Когда он заходил домой, я уже доставала запеченного цыпленка из духовки и выкладывала его на большую тарелку, застеленную калькой.
«Привет, пап», – я состроила ему рожицу.
На его лице промелькнуло удивление, но он тут же собрался. – «Привет, милая», – неуверенно сказал он. – «Хорошо провела время с Джейкобом?»
Я начала накрывать на стол. – «Да, очень хорошо».
«Это…замечательно»,­ – настороженно ответил он. – «И чем вы двое занимались?»
Теперь настала моя очередь осторожничать. – «Я проторчала весь день у него в гараже и смотрела, как он работает. Ты знаешь, что он переделывает Фольксваген?»
«Да, Билли что-то говорил об этом».
Разговор был временно окончен, потому что Чарли занялся поглощением ужина, при этом, продолжая на меня изумленно пялиться.
После ужина я все еще находилась в крайнем возбуждении и видимо из-за этого даже перемыла всю кухню… дважды. Потом, пока Чарли в соседней комнате смотрел хоккейный матч, со всей тщательностью занялась своим домашним заданием. Я засиделась до тех пор, пока Чарли не оповестил меня, что уже поздно и пора спать. Я занималась с таким упоением, что он, не дождавшись моего ответа, устало потянулся и стал подниматься к себе, предусмотрительно выключив за собой свет. Естественно, я не могла продолжать заниматься в темноте, поэтому я неохотно поплелась в свою комнату.
Поднявшись по лестнице, я почувствовала, что мое сегодняшнее необычное чувство удовлетворения медленно тает, сменяясь смутной тревогой о том, что приближается очередная ночь и мне опять предстоит пережить мой кошмар.
Привычное оцепенение больше не окутывало меня защитным коконом, и я была открыта для всех своих страхов, поэтому я была уверена, что сегодняшняя ночь принесет с собой еще более яркие кошмары. Я легла в кровать и свернулась в клубок, в ожидан