Сумерки - twilight

Привет, Гость
  Войти…
Регистрация
  Сообщества
Опросы
Тесты
  Фоторедактор
Интересы
Поиск пользователей
  Дуэли
Аватары
Гороскоп
  Кто, Где, Когда
Игры
В онлайне
  Позитивки
Online game О!
  Случайный дневник
BeOn
Ещё…↓вниз
Отключить дизайн


Зарегистрироваться

Логин:
Пароль:
   

Забыли пароль?


 
yes
Получи свой дневник!

Сумерки - twilight > Twilight SagaПерейти на страницу: 1 | 2 | следующуюСледующая »


Опросы, тесты c категорией "Twilight Saga".
Пользователи, сообщества c интересом "Twilight Saga".

четверг, 4 июня 2009 г.
liten alv 14:26:16
Запись только для зарегистрированных пользователей.
пятница, 8 мая 2009 г.
О сьемках=) Night Witch...Miss Chocolate Lips 15:45:13
Студия Summit Entertainment приняла решение ускорить работы по созданию продолжений фильма “Сумерки”, ставшего хитом осеннего сезона. Как сообщает ресурс WorstPreviews со ссылкой на инсайдерскую информацию, в то время как в Ванкувере начались съемки сиквела под названием “Новолуние”, в недрах студии уже идет подготовка к съемкам третьей части, которая называется “Затмение”. Весной 2010 года планируется начать работы по созданию четвертой и пока финальной серии проекта. Утверждается, что Summit Entertainment стремится избежать прямой конкуренции с “поттерианой” и поэтому намерена выпустить “Новолуние” в ноябре 2009 года, “Затмение” в июне 2010, и последнюю часть - в ноябре 2011. Последние две серии “поттерианы” выходят в ноябре 2010 и июле 2011 года соответственно. Напомним, что фильм “Сумерки”, в основе которого была первая книга вампирской саги Стефани Майер, вышел в ноябре 2008 года. Его мировые кассовые сборы стали сюрпризом даже для создателей. Фильм заработал в мировом прокате более 370 миллионов долларов. Однако, несмотря на успех картины, режиссер Кэтрин Хардвик (Catherine Hardwicke) была отстранена от работы над продолжением. Ранее планировалось, что сериал завершится в 2013 году.

Категории: Новолуние/Newmoon/Съ­емки/Фильм, Новости, Стефани Мейер, Фильм, TWILIGHT saga
комментировать 4 комментария | Прoкoммeнтировaть
четверг, 7 мая 2009 г.
liten alv 15:38:18
Запись только для зарегистрированных пользователей.
вторник, 5 мая 2009 г.
Батори 11:14:54
Запись только для зарегистрированных пользователей.
Затмение.Глава 8 Батори 11:12:03
Глава восьмая.
Темперамент.

Подробнее…
Бесцельно гуляя, мы снова оказались на пляже. Джейкоб всё ещё гордился организацией побега.

- Думаешь, они придут искать тебя? - с надеждой в голосе спросил он.

- Нет, - уверенно ответила я. – Хотя, сегодня вечером они будут в ярости.

Он поднял камень и кинул его в воду.
- Тогда, не возвращайся, - снова предложил он.

- Чарли будет в восторге, - саркастично заметила я.

- Спорим, он не будет против.

Я не ответила. Скорее всего, Джейкоб был прав. Я сжала зубы. Чарли отдавал явное предпочтение моим друзьям квильютам, это было нечестно. Остался бы он при своем мнение, узнав, что на самом деле выбирать приходилось между вампирами и вервольфами, размышляла я.

- Ну, и какой последний скандал в стае? – небрежно спросила я.

Джейкоб резко остановился и потрясенно посмотрел на меня.

- Что? Ты шутишь?

- Эх, - он посмотрел в сторону.

Я ожидала, что он двинется дальше, но казалось, он погрузился в собственные мысли.

- Скандал и правда был? - удивилась я.

Джейкоб коротко усмехнулся:
- Я уже и забыл, каково это, когда никто ничего не знает. Когда в голове всегда есть укромное место, где можно спрятать свои мысли.

Несколько минут мы молча шли по каменистому пляжу.

- Так что случилось? - наконец спросила я. – О чем все уже знают?

Он нерешительно замешкался, раздумывая, насколько много он собирается мне рассказать. Затем вздохнул и сказал:
- Квил запечатлен. Он уже третий. Все наши начали волноваться. Может, это и не такое редкое явление, как гласят легенды… – сказал он и, нахмурившись, уставился на меня. Он смотрел на меня, не говоря ни слова, даже брови свел от напряжения.

- Чего пялишься? - спросила я, чувствуя себя неловко.

Он вздохнул.

- Да так, ничего.

Джейкоб двинулся с места. Бездумно, он взял мою руку в свою. Мы молча шли мимо скал.

Я думала о том, как мы выглядим со стороны, гуляя по пляжу взявшись за руки, словно влюбленные. Должна ли я возмутиться? Но так всегда было с Джейкобом... Зачем все менять сейчас.

- Почему запечатление Квила стало скандалом? - спросила я, сообразив, что он не собирается развивать эту тему дальше. – Только потому, что он новичок в стае?

- Не в этом дело.

- В чем, тогда, дело?

- В легендах. Я всё не перестаю гадать, когда же мы перестанем удивляться тому, что всё в них - правда, - буркнул он себе под нос.

- Ты мне расскажешь? Или мне придется гадать?

- Все равно, ни за что не угадаешь. Понимаешь, Квил не тусовался с нами, ну, до последнего момента. Так что у Эмили он бывал редко.

- Квил тоже запечатлен с Эмили? - выдохнула я.

- Да нет же! Говорю тебе, не гадай. В гостях Эмили были две племянницы... и Квил встретил Клэр.

Он не стал продолжать. Я какое-то время обдумывала ситуацию.

- Эмили не хочет, чтобы ее племянница связывалась с вервольфом? Немного лицемерно с ее стороны, - сказала я.

Но я могла понять ее чувства. Я снова подумала о длинных шрамах, изуродовавших ее лицо и протянувшихся по всей правой руке. Сэм потерял контроль над собой лишь однажды, когда находился слишком близко к ней. Всего один единственный раз... я видела боль в глазах Сэма, когда он смотрел на то, что сотворил с Эмили. Я могла понять, почему Эмили хочет уберечь от этого свою племянницу.

- Прошу тебя, ты можешь перестать гадать? Ты все равно попала пальцем в небо. Эмили совсем не против, просто... ну, ещё слишком рано.

- Что значит «рано»?

Джейкоб прищурился и посмотрел на меня.

- Постарайся не судить строго, ладно?

Я настороженно кивнула.

- Клэр всего два года, - сказал Джейкоб.

Начался дождь. Я ошеломленно заморгала, когда капли стали падать мне на лицо.

Джейкоб молча ждал. На нем, как обычно, не было куртки, дождь оставлял темные пятна на его футболке и мочил его лохматые волосы. Его лицо не выражало никаких эмоций.

- Квил... запечатлен... с двухлетней девочкой? – я, наконец, смогла сформулировать вопрос.

- Всякое бывает, - Джейкоб пожал плечами. Он нагнулся за ещё одним камнем и швырнул его сторону бухты, – Или, по крайней мере, так говорится в легендах.

- Но она ребенок, - запротестовала я.

Он мрачно посмотрел на меня.
- Квил больше не будет стареть, - слегка язвительным напомнил он. - Просто нужно будет подождать несколько десятилетий.

- Я... не знаю, что сказать.

Я пыталась не возмущаться, но, по правде говоря, я была в ужасе. После того, как я узнала, что зря обвиняла вервольфов в совершении убийств, их привычки абсолютно перестали меня беспокоить. Но теперь...

- Ты осуждаешь, - обвинил он. - Вижу по твоему лицу.

- Прости, - прошептала я, - но это действительно звучит пугающе.

- На самом деле это не так. Ты все не правильно понимаешь. - возмущенно защищал своего друга Джейкоб. - Я видел его глазами, как это случилось. Ничего романтичного в этом для Квила не было, - он глубоко вздохнул, явно расстроенный.

- Это так сложно объяснить. Это совсем не похоже на любовь с первого взгляда. Это скорее ... как притяжение. Когда ты видишь ее, силы земли перестают держать тебя. Только она тебя держит. И все, кроме нее, теряет свое значение. И ты можешь сделать все для нее, быть всем для нее ... Ты станешь, кем угодно, ради нее. Будешь тем, кто ей нужен - защитником, возлюбленным, другом, братом. Квил будет самым лучшим, самым добрым братом, о котором только мечтает ребенок. На свете не найдется другого такого ребенка, о котором заботились бы лучше, чем об этой девочке. Потом, когда она станет старше и ей понадобиться друг, он будет самым понимающим, преданным и надежным, чем кто бы то ни было. Когда она вырастет, они будут также счастливы, как Эмили и Сэм, - при упоминании Сэма, в его голосе послышалась странная горечь.

- А у Клэр есть выбор?

- Конечно, но почему бы, в конце концов, ей не выбрать его? Он будет ей идеальной парой. Как будто он был создан именно для нее.

Мы шли молча с минуту, пока я не остановилась бросить камень в океан. Камешек упал на песок, не долетев до воды нескольких метров. Джейкоб посмеялся надо мной.

- Не могут же все быть супер-сильным, - пробурчала я.

Он вздохнул.
- Когда ты думаешь, это произойдет с тобой? – тихо спросила я.

Его ответ был прямым и незамедлительным:
- Никогда.

- Но ведь это не возможно контролировать, не так ли?

Он молчал несколько минут. Неосознанно, мы оба замедлили шаг, вообще, почти перестали идти.

- Этому не суждено случиться, - признался он. - Я должен увидеть ее, ту единственную, мою вторую половину.

- И ты думаешь, что если ты ее пока не видел, то она не существует? – скептически заметила я. - Джейкоб, ты совсем не видел мира. Видел даже меньше, чем я.

- Нет, не видел, - глухо сказал он и взглянул мне в лицо неожиданно пронзительным взглядом.

- Но я больше никого не увижу, Белла. Я вижу только тебя. Даже, когда закрываю глаза и пытаюсь представить что-то другое. Спроси Квила или Эмбри. Это всех их сводит с ума.

Я опустила глаза, разглядывая камни.

Мы больше не двигались. Единственным звуком был прибой. Он перекрывал даже шум дождя.

- Наверно, мне лучше вернуться домой, - прошептала я.

- Нет! - вскрикнул он, удивленный моим решением.

Я снова посмотрела на него, и в его глазах читалась тревога.

- У тебя же весь день свободен. Кровососа ещё нет дома.
Я сверкнула на него глазами.

- Без обид, - быстро добавил он.

- Да, у меня весь день свободен. Но, Джейк…

Он поднял руки.

- Извини, сказал он, - Я больше не буду. Я буду просто Джейкоб.

Я вздохнула.
- Но, если ты действительно так думаешь…

- Не волнуйся обо мне, - настаивал он, обезоруживающе улыбаясь. - Я знаю, что я делаю. Просто скажи, если я тебя расстроил.

- Я не знаю…

- Брось, Белла. Давай вернемся домой и возьмем наши мотоциклы. Чтобы не растерять навыки, нужно часто кататься.

- Не думаю, что мне это позволено.

- Кем? Чарли или крово – или им?

- Обоими.

Джейкоб улыбнулся, неожиданно становясь тем Джейкобом, по которому я так соскучилась, солнечным и теплым.

Я не смогла удержаться и улыбнулась в ответ.

Дождь превратился в туманную морось.

- Я никому не скажу, - пообещал он.

- Кроме всех своих друзей.

Он серьезно кивнул и поднял вверх правую руку:
- Обещаю не думать об этом.

Я рассмеялась.
- Если я пострадаю, то скажешь, что я запнулась.

- Как скажешь.

Мы катались на мотоциклах по просёлочным дорогам, вокруг Ла Пуш, пока начавшийся дождь не размочил их, и они не стали слишком грязными. Джейкоб стал уверять меня, что потеряет сознание, если не поест. Когда мы зашли в дом, Билли поприветствовал меня так, будто мое внезапное возвращение было совершенно заурядным явлением, обычным желанием провести день с друзьями. Мы съели бутерброды, приготовленные Джейкобом, потом пошли в гараж, и я помогла ему вымыть мотоциклы. Я не была здесь несколько месяцев, с тех пор как вернулся Эдвард, но это не имело никакого значения. Просто, совершенно обычный день в гараже.

- Просто замечательно, - отметила я, когда он достал из сумки с продуктами теплый лимонад. - Я скучала по этому месту.

Он улыбнулся, оглядев пластиковые навесы, скрепленные вместе над нашими головами.

- Да-а, ещё бы. Все великолепие Тадж-Махала без неудобств и затрат на путешествие в Индию.

- За маленький Тадж-Махал в Вашингтоне, - произнесла я тост, поднимая свою банку.

Мы чокнулись банками с лимонадом.

- Ты помнишь последний День Валентина? Кажется, как раз тогда ты была здесь в последний раз, тогда все было ещё… нормальным.

Я засмеялась.
- Конечно, помню. Продаться в рабство за коробку сахарных сердечек. Такое не забывается.

Он рассмеялся вместе со мной.

- Точно. Хм, рабство. Надо подумать об этом, - затем он вздохнул. - Кажется, все это происходило много лет назад. В другой, счастливой эре.

Я не могла с ним согласиться. Моя счастливая эра наступила сейчас. Но я удивилась, осознав, что слишком по многому скучаю из того, «темного» времени в моей жизни. Я уставилась в открытое окно на густой лес. Дождь пошел снова, но в маленьком гараже, в компании с Джейкобом было тепло. От него шло тепло, как от печки.
Он легонько коснулся пальцами моей руки.

- Все действительно изменилось.

- Да уж, - сказала я, вытянув руку и похлопав по заднему колесу своего мотоцикла. - Чарли был мной доволен. Я надеюсь, Билли не расскажет про сегодняшнее … - Я закусила губу.

- Нет, не расскажет. Он, в отличие от Чарли, не волнуется из-за подобной ерунды. Эй, я же не принес тебе официального извинения за ту глупую выходку с мотоциклом. Я, действительно, сожалею, что настучал на тебя Чарли. Я не хотел.

Я закатила глаза.
- Я тоже.

- Я, очень-очень, сожалею.

Он с надеждой посмотрел на меня, его виноватое лицо обрамляли мокрые, спутанные волосы.

- Ладно! Ты прощен.

- Спасибо, Белла!

Мы с минуту улыбались, глядя друг на друга, но затем, его лицо помрачнело.

- Ты знаешь, в тот день, когда я привез мотоцикл… Я хотел спросить у тебя кое о чем, - медленно проговорил он. - Но в тоже время… не хотел.

Я замерла – реакция на стресс. Это была привычка, которую я переняла от Эдварда.

- Ты просто упрямилась, потому что злилась на меня или ты действительно говорила серьезно? - прошептал он.

- Ты про что? - прошептала я в ответ, хотя уже и так знала, о чем он спрашивает.
Он уставился на меня.

- Ты знаешь. Когда ты заявила, что это не моё дело… если... если он укусит тебя, - он съежился, произнеся последние слова.

- Джейк … - я сглотнула и… не смогла договорить.

Он закрыл глаза и тяжело вздохнул.
- Ты говорила серьезно?

Он слегка дрожал. Его глаза все ещё были закрыты.
- Да, - прошептала я.

Джейкоб вдохнул, медленно и глубоко.
– Я так и знал.

Я внимательно смотрела на его лицо, ожидая, когда он откроет глаза.
- Ты знаешь, что это будет значить? - вдруг взорвался он. – Ты ведь, правда, это понимаешь? Что произойдет, если они нарушат договор?

- Сначала мы уедем, - тихо проговорила я.

Его глаза сверкнули, открывшись; их черная глубина была полна злобы и боли.
- Для договора не существует географических границ, Белла. Наши прапрадеды только потому согласились сохранять мир, что Каллены поклялись в том, что они -другие, и не представляют опасности для людей. Они пообещали, что больше никогда никого не убьют и не изменят. Если они не сдержат слова, договор теряет силу, и они перестают отличаться от других вампиров. Как только это случится, мы найдем их...

- Но, Джейк, разве ты уже не нарушил договор? - спросила я, хватаясь за соломинку. - Ту часть, где ты не должен рассказывать людям про вампиров? А ты рассказал мне. Разве это не является в какой-то степени нарушением договора?

Джейкобу не понравились мое напоминание, боль в его глазах превратилась в злобу.
- Да, я нарушил договор – но прежде, чем во всё это поверил.

И я уверен, им это известно, - он едко всматривался в мой лоб, стараясь не встречаться с моим пристыженным взглядом. - Но это не тот случай, что может развязать им руки или что-то, вроде того. Тут не будет обмена ошибками. У них есть только одна возможность показать, что они против того, что я сделал. Такая же возможность будет и у нас, когда они нарушат договор - нападение. Начать войну.

Он проговорил это так уверенно, что я поежилась.
- Джейк, все может быть по-другому.

Он сомкнул челюсти.
- Все будет именно так.

Тишина после его заявления была оглушающей.

- Ты никогда не простишь меня, Джейкоб? - прошептала я. Как только я произнесла эти слова, я пожалела об этом. Я не хотела услышать его ответ.
- Ты перестанешь быть Беллой, - сказал он мне. - Моего друга больше не будет существовать. Некого будет прощать.

- Значит – не простишь, - прошептала я.

В полном молчании мы с минуту смотрели друг на друга.

- Значит - прощай, Джейк?

Он заморгал, на его сердитом лице появилось изумление.

- Почему? У нас ведь есть ещё несколько лет. Разве мы не можем на это время остаться друзьями?

- Лет? Нет, Джейк, не лет, - я покачала головой, и горько улыбнулась, – Всего несколько недель.

Такой реакции я от него не ожидала.

Он, вдруг, оказался на ногах; в его руке с громким хлопком взорвалась банка лимонада. Лимонад брызнул в разные стороны, окатив меня, словно из шланга.

- Джейк! - жалобно сказала я, но замолчала, когда поняла, что все его тело дрожит от гнева. Он дико смотрел на меня, из его груди поднимался глухой рык.

Я застыла на месте, от испуга позабыв как двигаться.
Волна дрожи прокатилась по его телу, становясь все интенсивнее, пока он не завибрировал. Очертания его фигуры стали размытыми…

И затем Джейкоб стиснул зубы, и рычание прекратилось.
Он крепко зажмурился, пытаясь сконцентрироваться, дрожь почти прошла, только руки все ещё тряслись.

- Недель, - произнес Джейкоб ровно.

Я не смогла ответить, я все ещё не могла пошевелиться.

Он открыл глаза. В них уже не было ярости.
- Он собирается изменить тебя, превратив в грязную кровопийцу, всего через несколько недель! - прошипел он сквозь зубы.

Слишком ошарашенная, чтобы обижаться на его слова, я просто молча кивнула.

Его лицо под красновато-коричневой кожей позеленело.

- Конечно, Джейк, - прошептала я после целой минуты молчания. - Ему семнадцать, Джейкоб. А я каждый день приближаюсь к девятнадцати. К тому же, зачем ждать? Он – все, чего я хочу. Что я могу поделать?

Последний вопрос был риторическим.

Его слова ударили меня, как хлыст.

- Все, что угодно, только не это. Все, что угодно. Было бы лучше, если бы ты умерла. Я бы предпочел видеть тебя мертвой.

Я отшатнулась, будто от пощечины. Это было больнее, чем, если бы он меня ударил.

И потом, как только эта боль просочилась внутрь меня, мое самообладание лопнуло.

- Может быть тебе и повезет, - холодно сказала я , меня пошатывало. - Может, на обратном пути меня собьет грузовик.

Я схватила свой мотоцикл и вытолкнула его в дождь. Джейкоб не тронулся с места, когда я прошла мимо. Как только я оказалась на маленькой, грязной дорожке, я вскочила на мотоцикл и рванула с места. Из-под заднего колеса в сторону гаража вылетел фонтан грязи, и я надеялась, что он заденет Джейкоба.

Я полностью промокла, пока ехала по скользкому шоссе к дому Калленов. Ветер, казалось, замораживал дождь на моей коже, и мои зубы начали стучать ещё на полпути до цели.

Мотоциклы слишком не практичны для Вашингтона. Непременно продам глупую железку при первой же возможности.

Я закатила байк в подземный гараж Калленов и была удивленна, найдя там ожидавшую меня Элис. Она сидела на капоте своего «Порше», нежно поглаживая машину по желтой поверхности.

- У меня даже не было возможности на нем прокатиться, - вздохнула она.

- Прости, - процедила я сквозь, клацающие от холода, зубы.
- Тебе явно нужен горячий душ, - сказала она, спрыгивая с капота.

- Аха.

Она поджала губы, осторожно наблюдая за мной.

- Ты хочешь поговорить о том, что случилось?

- Не-а.

Она согласно кивнула, но в ее глазах блестело любопытство.

- Ты хочешь сегодня вечером поехать в Олимпию?

- Не очень. Можно я пойду домой?

Она скорчила гримасу.

- Не бери в голову, Элис, - сказала я. - я останусь, если тебе будет от этого легче.

- Спасибо, - выдохнула она с облегчением.

В тот вечер я решила лечь пораньше, снова свернувшись на его кушетке.

Когда я проснулась, было ещё темно. Спросонья я сообразила, что ещё не утро. Мои глаза закрылись, я потянулась, переворачиваясь на другой бок. Понадобилась секунда, чтобы понять, что это движение должно было свалить меня на пол. И что засыпала я в менее комфортных условиях.
Я развернулась назад, стараясь разглядеть комнату. Было темнее, чем прошлой ночью, облака были слишком плотными для того, чтобы пропустить лунный свет.

- Прости, - прошептал он так тихо, что его голос казался частью темноты. - Я не хотел будить тебя.

Я медлила, ожидая и своего, и его гнева, но в темноте его комнаты была только тишина и спокойствие. Можно было почти попробовать сладкий вкус примирения, витавшего в воздухе, и отдельно от него аромат его дыхания. Пустота, образовавшаяся, пока мы были далеко друг от друга, оставила свое горькое послевкусие - это было нечто, чего я не осознавала, пока оно не исчезло.
В расстоянии, отделявшем нас друг от друга, не было напряжения. Тишина была мирной, но не как затишье перед бурей, а как чистая ночь, даже нетронутая сном о шторме.

Меня больше не волновало то, что я собиралась на него злиться. Мне было все равно, что я собиралась злиться на всех. Я потянулась к нему, нашла его руки в темноте, и придвинулась к нему поближе. Он обнял меня, прижимая к своей груди. Мои ищущие губы двинулись вверх по его горлу, по подбородку, пока, наконец, не нашли его губы.
Эдвард нежно поцеловал меня и усмехнулся.

- Я все храбрился, ожидая гнева разъяренного гризли, и вот, что я получаю? Мне следует чаще тебя злить.

- Дай мне минуту исправиться, - подразнила я, целуя его снова.

- Я подожду столько, сколько ты захочешь, - выдохнул он мне в губы, запуская пальцы в мои волосы.

Мое дыхание стало неровным.

- Может быть утром.

- Как скажешь.

- Добро пожаловать домой, - сказала я, когда его холодные губы нежно коснулись меня. - Я рада, что ты вернулся.

- Это очень хорошо.

- М-м, - согласилась я, ещё крепче обнимая его за шею.
Его рука обвилась вокруг моего локтя, двигаясь медленно вниз по руке, ребрам и талии, потом переместилась ниже, скользя по бедру и ноге, обвиваясь вокруг моего колена. Там он задержался, обвивая рукой мою икру. Неожиданно он закинул мою ногу на свое бедро.
Я перестала дышать. Этого он себе обычно не позволял. Несмотря на его холодные руки, я внезапно почувствовала тепло. Его губы переместились к углублению у основания моего горла.

- Пока ты не начала гневаться, - прошептал он. – Может, объяснишь, чем тебе не нравится эта кровать?

Прежде, чем я смогла ответить, прежде, чем я смогла сконцентрироваться достаточно, чтобы понять смысл его слов, он перекатился на спину, подтянув меня на себя. Он держал мое лицо руками, повернув под таким углом, чтобы его рот смог достать до горла. Мое дыхание было слишком громким, что даже смущало слегка, но я была не в том состоянии, чтобы испытывать стыд.

- Кровать? - спросил он снова. - Я думаю, что она прелестна.

- Она бесполезна, - смогла выдохнуть я.

Он вновь притянул мое лицо к себе, и наши губы слились в поцелуе. На сей раз медленно, он перевернулся, и снова оказался надо мной. Он был осторожен, стараясь, чтобы я не чувствовала его веса, но могла чувствовать холодный мрамор его тела, прижимающийся ко мне. Мое сердце стучало так громко, что я с трудом расслышала его тихий смех.

- Спорно, - не согласился он. – Нам будет трудновато делать то же самое на диване.

Его язык, холодный словно лед, осторожно обвел контур моих губ.

Моя голова шла кругом, воздух входил в легкие слишком быстро и не глубоко.

- Ты передумал? - спросила я, задыхаясь. Может, он изменил мнение, вопреки всем своим осторожным правилам. Может быть, под этой кроватью он подразумевал что-то более значительное, чем я думала. Моё сердце стучало почти болезненно, пока я ждала его ответа.

Эдвард вздохнул, перекатившись в сторону.

- Не глупи, Белла, - сказал он, с сильным разочарованием а голосе, очевидно, сообразив, что я имела ввиду. - Я просто хотел попытаться продемонстрировать тебе преимущества кровати, которая, похоже, тебе не нравится. Не увлекайся.

- Слишком поздно, - пробурчала я и добавила. - И мне нравиться кровать.

- Хорошо, - я услышала улыбку в его голосе, когда он поцеловал меня в лоб.

- Мне тоже. Но я все ещё думаю, что в ней нет необходимости, - продолжила я. - Если мы не собираемся увлекаться, какой в ней тогда смысл?

Он снова вздохнул.
- В сотый раз говорю тебе, Белла, увлекаться – опасно.

- Я люблю опасности, - настаивала я.

- Я знаю, - сказал он с едкими нотками в голосе, и я поняла, что он видел мотоцикл в гараже.

- Расскажу тебе, что на самом деле опасно, - быстро проговорила я, пока он не переключился на новую тему. - В один из таких дней я собираюсь спонтанно воспламениться – и ты не сможешь винить в этом никого, кроме себя.

Он стал отталкивать меня от себя.

- Что ты делаешь? - запротестовала я, цепляясь за него.
- Защищаю тебя от воспламенения. Если это для тебя слишком …

- Я в состоянии сдерживаться, - настаивала я.

Он позволил мне вернуться в свои объятия.

- Прости, ты не правильно поняла мои действия, - сказал он. - Я не хотел делать тебя несчастной. Это было некрасиво с моей стороны.

- Вообще-то это было очень-очень хорошо.

Он глубоко вздохнул.

– Разве ты не устала? Надо дать тебе выспаться.

- Нет, не устала. Я не возражаю, если снова пойму тебя не правильно.

- Возможно, это плохая идея. Ты не единственная, кто может увлечься.

- Нет, единственная, – проворчала я.

Он засмеялся:
– Белла, откуда тебе знать. Но это вовсе не означает, что твоя настойчивость может подорвать мой самоконтроль.

- Я не собираюсь извиняться за это.

- А я могу извиниться?

- За что?

- Ты сердилась на меня, помнишь?

- Ах, это.

- Извини, я был не прав. Мне намного легче, когда ты здесь, у меня, в безопасности, – его руки сжались вокруг меня. - Я схожу с ума, когда покидаю тебя. Не думаю, что снова уйду так далеко. Оно того не стоит.

Я улыбнулась.

- Ты не нашел парочки кугуаров?

- Вообще-то нашел. Не волнуйся. Прости меня, что я попросил Элис держать тебя пленницей. Это была плохая идея.

- Да, - подтвердила я.

- Я больше не буду.

- Хорошо, - просто сказала я. Он уже был прощен, - Но пижамные вечеринки действительно имеют свои плюсы… - я придвинулась ближе к нему. Крепче обвилась вокруг него, прижимая губы к его ключице. - Лично ты, можешь держать меня пленницей, сколько захочешь.

- Мм, - прошептал он, - ловлю тебя на слове.

- Ну что, теперь моя очередь?

- Твоя очередь? - спросил он удивленно.

- Извиняться.

- За что ты?

- Ты на меня не злишься? - спросила я моргая.

- Нет.

Звучало правдоподобно.

Я нахмурила брови.

- Ты видел Элис, когда пришел домой?

- Да – а что?

- Ты заберешь назад «Порше»?

- Конечно, нет. Это подарок.

Жаль, что я не видела выражение его лица. Но голос звучал так, будто он оскорбился.

- Ты не хочешь знать, что я сделала? - спросила я, начиная удивляться явному отсутствию интереса.

Я почувствовала, как он пожал плечами.

- Мне всегда интересно то, что ты делаешь, но ты можешь мне не рассказывать, если не хочешь.

- Но, я ездила в Ла Пуш.

- Знаю.

- И прогуляла школу.

- Я тоже.

Я смотрела в сторону его голоса, касаясь пальцами его лица, и пыталась понять его настроение.

- Откуда столько терпимости? - потребовала я объяснений.

Он вздохнул.

- Я решил, что ты права. Моя проблема была в… предрассудках по отношению к вервольфам. Я постараюсь быть более объективным и доверять твоим суждениям. Если ты говоришь, что там безопасно, значит так оно и есть.

- Ух-ты.

- И … самое важно… я не хочу, что бы это мешало нашим отношениям.

Я положила голову ему на грудь и закрыла глаза, чувствуя себя полностью удовлетворенной.

- Итак, - прошептал он будничным тоном. - Ты уже спланировала, когда снова вернешься в Ла Пуш?

Я не ответила. Его слова вернули воспоминания о Джейкобе, и мое горло непроизвольно сжалось.
Он не правильно истолковал мое молчание и напряжение.

- Это я к тому, чтобы успеть спланировать занятие и себе, - быстро объяснил он. - Не хочу, что бы ты чувствовала, что должна спешить обратно, потому что я сижу здесь и жду.

- Нет, - сказала я, и не узнала свой голос. - Я больше не собираюсь возвращаться туда.

- О, тебе не стоит этого делать ради меня.

- Не думаю, что меня там все ещё ждут, - прошептала я.

- Ты задавила чью-то кошку? - весело поинтересовался он.

Я знала, что он не хочет вытягивать из меня историю, но за его словами слышалось жгучее любопытство.

- Нет, - я тяжело вздохнула, и затем быстро прошептала, объясняя: - Я думала, Джейкоб должен был догадаться … Я не думала, что это удивит его.

Эдвард ждал, пока я соберусь с духом, чтобы продолжить.
- Он не ожидал … что это произойдет так скоро.

- А, - тихо сказал Эдвард.

- Он сказал, что предпочитает видеть меня мертвой, - мой голос сорвался на последнем слове.

Пытаясь скрыть от меня свою реакцию, Эдвард на время притих. Затем он нежно притянул меня к своей груди.

- Мне так жаль.

- Я думала, ты обрадуешься, - шепнула я.

- Радоваться тому, что тебе больно? - пробормотал он, зарываясь в мои волосы. - Не думаю, Белла.

Я вздохнула и расслабилась, устраиваясь поудобнее в объятьях его каменного тела. Но он снова напрягся и застыл.

- Что случилось? - спросила я.

- Ничего.

- Можешь мне сказать.

Он помолчал с минуту.

- Это может разозлить тебя.

- Я все равно хочу знать.

Он вздохнул.
- Я почти готов убить его за то, что он сказал. Я хочу его убить.

Я нерешительно засмеялась.

- Я думаю, это прекрасно, что ты так хорошо умеешь себя контролировать.

- Я могу не сдержаться, - задумчиво заметил он.

- Если ты собираешься потерять контроль, я могу найти более подходящий повод для этого, - я потянулась к его лицу, пытаясь поцеловать его. Его руки обняли меня сильнее.

Он вздохнул.
– Ну почему я всегда должен быть ответственным?

Я улыбнулась в темноте.

– Не должен, позволь мне взять твою ответственность на несколько минут … или часов.

- Спокойной ночи, Белла.

- Подожди. Я кое о чем хотела спросить тебя.

- О чем?

- Я разговаривала с Розали прошлой ночью…

Его тело снова напряглось.
- Да. Она думала об этом, когда я пришел. Она дала тебе много пищи для размышлений?

Его голос был взволнованным, и я поняла, что он думает о тех причинах остаться человеком, которые Розали назвала мне. Но я была заинтересована кое в чем более важном.

- Она немного рассказала мне… о том времени, когда твоя семья жила в Денали.

Возникла короткая пауза. Начало удивило его.

- Да?

- Она упомянула что-то о клане женщин вампиров… и о тебе.

Он не ответил, хотя я ждала долго.

- Не волнуйся, - сказала я, когда тишина стала давящей. - Она сказала, что ты никому не… выказал какого-либо предпочтения. Но мне просто любопытно, было ли что-то с их стороны. То есть, проявляли ли они к тебе интерес.
Он снова ничего не сказал.

- Которая их них? - спросила я, пытаясь заставить звучать мой голос буднично и равнодушно. Попытки не очень удались. - Или их было несколько?

Нет ответа. Мне бы хотелось видеть его лицо, тогда можно было угадать, что означает его молчание.

- Элис расскажет мне, - заявила я. - Я пойду и спрошу у нее прямо сейчас.

Его руки сжали меня так, что я не смогла сдвинуться с места.

- Уже поздно, - сказал он. - Его голос звучал немного резковато, нечто новенькое, немного нервно, может, немного смущенно. - Кроме того, думаю, Элис ушла…

- Плохо, - сказала я. - Это очень плохо, не так ли? - Я начала паниковать, мое сердце усиленно забилось, когда я представила прекрасную бессмертную соперницу, о которой никогда не подозревала.

- Успокойся, Белла, - сказал он, целуя кончик моего носа. - Твое поведение абсурдно.

- Неужели? Тогда почему ты не расскажешь мне?

- Потому что нечего рассказывать. Ты делаешь из мухи слона.

- Которая? - настаивала я.

Он вздохнул.

- У Тани был некоторый интерес. Я в очень вежливой, джентльменской форме дал ей понять, что не отвечаю ей взаимностью. Конец истории.

Я, как могла, пыталась придать голосу спокойствия:
- Расскажи мне – как она выглядит?

- Как все мы – белокожая, с золотыми глазами, - слишком поспешно ответил он.

- И, конечно, потрясающе красивая.

Я почувствовала, как он пожал плечами.
- Для человека, наверно, - сказал он равнодушно. - Хотя ты знаешь, что?

- Что? - спросила я нетерпеливо.

Он прошептал мне в ухо, его холодное дыхание щекотало меня: - Я предпочитаю брюнеток.

- А она блондинка. Вот тебе и причина.

- Рыжеватая блондинка – совсем не в моем вкусе.

Я обдумывала это некоторое время, пытаясь сконцентрироваться, пока его губы медленно двигались по моей щеке, потом вниз по горлу, и возвращались назад. Он успел проделать это три раза, прежде чем я заговорила.

- Тогда, думаю, все в порядке, - решила я.

- Хмм, - прошептал он, касаясь губами моей кожи. - Ты так прелестна, когда ревнуешь. Оказывается это приятно.
Я сердито уставилась в темноту.

- Уже поздно, - снова почти беззвучно прошептал он, его голос был нежнее шелка.

- Спи, моя Белла. Сладких снов. Ты единственная тронула мое сердце. Я всегда буду твоим. Спи, моя единственная любовь.

Он стал напевать мне колыбельную. Уступить ему было делом времени, поэтому я закрыла глаза и теснее прильнула к его груди.


Категории: TWILIGHT saga
Прoкoммeнтировaть
Батори 11:05:43
Запись только для зарегистрированных пользователей.
Батори 11:03:12
Запись только для зарегистрированных пользователей.
Затмение.глава 5 Батори 11:00:33
Глава пятая.
Запечатление.
Подробнее…
- Джейк, ты как? Чарли сказал, что тебе было тяжело… Неужели так и не стало полегче?

Он взял меня за руку. От его ладони исходило тепло.

- Все не так уж плохо, - сказал он, избегая взглянуть мне в глаза.

Не поднимая взгляда от разноцветной прибрежной гальки, он медленно побрел назад к нашему дереву-скамейке, и потянул меня за собой. Я снова уселась на импровизированное сидение, но он предпочел седеть не рядом со мной, а расположился на мокрой каменистой земле. Наверное, так было легче спрятать лицо. Он не отпустил мою руку.

Я первой решила нарушить тишину и понесла какой-то вздор:
- Так много времени прошло с тех пор, как я была здесь. Я, наверно, много чего интересного пропустила. Как Сэм и Эмили? И Эмбри? А Квил…?

Я прервалась на полуслове, вспомнив, что для Джейкоба его друг Квил был больной темой.

- Квил, - вздохнул Джейкоб.

Значит, все-таки это случилось – Квил присоединился к стае.

- Мне так жаль, - пробормотала я.

К моему удивлению, Джейкоб фыркнул.

- Только ему не вздумай сказать такое.

- То есть?

- Жалость Квилу не нужна. Все как раз наоборот – он ликует. Он в полном восторге.

Бессмыслица какая-то. Все остальные волки были так удручены тем, что их друзья вынуждены разделить их судьбу.
- Неужели?

Джейкоб повернулся посмотреть на меня. А потом, закатив глаза, улыбнулся.

- Квил считает, что это самая крутая вещь, которая могла с ним произойти. Отчасти, из-за того, что он, наконец-то, в курсе того, что происходит. И рад, что снова вместе с друзьями – ему нравится принадлежать к «банде», - Джейкоб снова фыркнул.

– Ничего удивительного. Это так на него похоже.

- Ему нравится?

- По правде говоря… большинству из них нравится, - медленно признался Джейкоб. – Ты получаешь массу преимуществ – скорость, свобода, сила… чувство… чувство семьи… Мы с Сэмом – единственные, кто действительно сожалеет. Только Сэм уже давно прошел через это. Так что, сейчас, я - плакса, - Джейкоб засмеялся над собой.

Я столько всего хотела у него спросить.

- Почему вы с Сэмом другие? Что вообще с ним произошло? Что его грызет? - вопросы слетали с моих губ, не оставляя времени на ответы, и Джейкоб снова засмеялся.

- Долго рассказывать.

- Я тоже долго рассказывала тебе про свои приключения. Кроме того, я никуда не спешу, - заявила я и поморщилась, вспомнив о предстоящих по возвращении разборках.

Резко глянув на меня, он понял скрытый смысл моих слов.

- Он будет злиться?

- Да, - призналась я. - Он ненавидит, когда я поступаю, по его мнению… рискованно.

- Типа, общаешься с вервольфами.

- Да.

Джейкоб пожал плечами.

- Тогда не возвращайся. Я могу спать на кушетке.

- Замечательная идея, - проворчала я. - Тогда он придет искать меня сюда.

Джейкоб напрягся, потом холодно улыбнулся.

- Придет ли?

- Если будет волноваться за меня, вдруг я ранена или типа того – то возможно придет.

- Моя идея кажется мне все лучше и лучше.

- Пожалуйста, Джейк. Не нервируй меня.

- А что именно тебя нервирует?

- Что вы оба готовы поубивать друг друга! - взорвалась я. - Это просто бесит меня. Почему вы оба не можете вести себя цивилизованно?

- Он готов убить меня? – мрачно улыбнулся Джейкоб, не обращая внимания на мой гнев.

- Ты сам рвешься его убить! – я сообразила, что уже кричу. - По крайней мере, он ведёт себя, как взрослый. Он знает, что, причинив боль тебе, он причинит боль и мне – поэтому он никогда этого не сделает. А тебе на мои переживания совершенно наплевать!

- Да уж, - произнес Джейкоб. – Он прямо пацифист.

- Ух! - я выдернула руку из его лапищи и отпихнула от себя его голову. Затем уселась прижав колени к груди и крепко обхватив их руками; кипя от злости, я уставилась на горизонт.

Несколько минут Джейкоб молчал. Наконец, он поднялся с земли и сел рядом, обняв меня за плечи. Я стряхнула его руку.

- Прости, - тихо сказал он. – Я постараюсь вести себя хорошо.

- Ты все ещё хочешь послушать историю Сэма? - предложил он.

Я пожала плечами.

- Как я уже сказал, это долгая история. И очень… странная. В этой новой жизни так много всего странного. У меня не было времени рассказать тебе и половины. А про Сэма – ну, даже не знаю, смогу ли я все правильно объяснить.

Несмотря на раздражение, его слова разожгли во мне любопытство.

- Я слушаю, - натянуто проговорила я.

Краем глаза я заметила, что он улыбнулся.

- У Сэма все прошло гораздо труднее, чем у нас. Потому что он был первым, и он был совсем один, не было никого, кто объяснил бы ему, что с ним происходит. Дед Сэма умер до его рождения, а его отца вообще никогда не было рядом. Не было никого, кто смог бы распознать симптомы. Когда он превратился в первый раз, то подумал, что сошел с ума. Перекинуться обратно в человека он смог только через две недели, именно столько ему понадобилось, чтобы, наконец, успокоиться и взять себя в руки.

- Это случилось ещё до того, как ты приехала в Форкс, поэтому ты и не знаешь. Мать Сэма и Леа Клирвотер наняли лесных рейнджеров для его поиска и заявили в полицию. Люди думали, что произошел несчастный случай или что-то вроде этого…

- Леа? - удивленно переспросила я. Леа была дочерью Гарри. Услышав ее имя, я почувствовала, как на меня непроизвольно нахлынула печаль. Гарри Клирвотер, старый друг Чарли, умер от сердечного приступа прошлой весной.

Его голос изменился, заметно помрачнев:
- Да, Леа и Сэм были парой еще в школе. Они начали встречаться сразу, как только она перешла в старшие классы. Она чуть с ума не сошла, когда он пропал.

- Но он и Эмили…

- Я дойду и до этого, это тоже часть истории, - сказал он медленно вдохнув и затем громко выдохнув.

Я предположила, что с моей стороны было глупо думать, что Сэм никого не любил до Эмили. В жизни большинства людей любовь приходит и уходит много раз. Просто, представляя Сэма с Эмили, я не могла представить его с кем-то ещё. То, как он смотрел на нее… ну, это напоминало мне, как иногда на меня смотрит Эдвард.

- Сэм вернулся, - продолжил Джейкоб, - Но так никому и не рассказал, где он пропадал все это время. Поползли слухи о том, что он влип в какие-то неприятности. А потом, как-то раз он случайно наткнулся на деда Квила, когда Старый Квил Атеара зашел навестить миссис Улей. Сэм пожал ему руку. Старый Квил чуть не обжегся, - тут Джейкоб засмеялся.

- Почему?

Джейкоб прижал свою ладонь к моей щеке и, наклонившись ко мне, развернул к себе мое лицо – теперь его лицо находилось всего лишь в нескольких сантиметрах от моего. Его ладонь обожгла мою кожу, будто он горел в лихорадке.

- Ах, точно, - сказала я. Мне было неловко находиться так близко к нему, чувствуя жар его руки. - У Сэма повысилась температура тела.

Джейкоб снова засмеялся.

- Рука Сэма была как из печки.

Джейкоб был так близко, я чувствовала его теплое дыхание. Я, стараясь весть себя как обычно, убрала его ладонь от своей щеки, и чтобы не обидеть его взяла его за руку. Он улыбнулся и отстранился от меня, разглядев мои попытки казаться безразличной.

- Итак, мистер Атеара отправился прямиком к другим старейшинам, - продолжил Джейкоб. - Они были единственными, кто ещё знал и помнил. Мистер Атеара, Билли и Гарри видели, как их деды могли менять форму. Когда Старый Квил рассказал им о Сэме, они тайно встретились с ним и все ему объяснили.

- Ему стало намного проще, когда он все понял и перестал чувствовать себя одиноким. Они знали, что он будет не единственным, кто так отреагирует на возвращение Калленов, - он произнес это имя с невольной злобой. – Тогда ещё не было никого, кто достиг нужного возраста. Поэтому Сэму пришлось ждать, пока мы к нему присоединимся…

- Каллены понятия не имели, - прошептала я. – Они даже не думали, что вервольфы все ещё существуют здесь. Они не знали, что их возвращение станет причиной твоего изменения.

- Это не отменяет того, что это произошло.

- Напомни мне не обращать внимания на твои недостатки.

- Ты считаешь, что я должен быть таким же всепрощающим, как и ты? Мы не можем все поголовно быть святыми и мучениками.

- Повзрослей, Джейкоб.

- Хотел бы я, - тихо пробормотал он.

Я уставилась на него, пытаясь понять смысл сказанного им.

- Что?

Джейкоб ухмыльнулся.

- Одна из тех странностей, о которых я упоминал.

- Ты… не можешь… повзрослеть? – нерешительно пробормотала я. - Ты что? Не …стареешь? Шутишь?

- Не-а, - сказал он.

Я почувствовала, как кровь отхлынула от моего лица. Мои глаза наполнились гневными слезами. Громко клацнув зубами, я плотно стиснула челюсти.

- Белла? Что я такого сказал?

Сжав руки в кулаки, я снова встала на ноги. Меня всю трясло.

- Ты. Не. Стареешь, - сквозь зубы прорычала я.

Джейкоб осторожно потянул меня за руку, пытаясь усадить обратно.

- Никто из нас. Да что с тобой?

- Я единственная, кто стареет? С каждым мерзким днем я становлюсь старше! - я почти визжала, размахивая руками. Какая-то часть меня осознавала, что я совершенно не думаю о Чарли, но эта рациональная часть была полностью подавлена иррациональной.
- Проклятье! Что же это за мир такой? Где справедливость?

- Успокойся, Белла.

- Замолчи, Джейкоб. Просто заткнись! Это так не честно!

- Мне показалось, или ты правда только что топнула ногой? Я думал, что девчонки только по телеку такое делают.

Я что-то невнятно прорычала.

- Это совсем не так плохо, как тебе кажется. Сядь и я тебе все объясню.

- Я постою.

Он закатил глаза.

- Ладно. Как хочешь. Но, слушай, я тоже состарюсь… когда-нибудь.

- Объясни.

Он похлопал по дереву. С минуту я сердито смотрела на него, но затем села; мой гнев испарился так же быстро, как и возник, и я вполне успокоилась для того, чтобы понять, как глупо я себя вела.

- Когда мы научимся полностью контролировать своё перевоплощение… - произнес Джейкоб. - Когда мы перестанем так часто и так надолго менять форму, мы снова сможем стареть. Но это не просто, - он в сомнении покачал головой.

- В действительности, на это может уйти очень много времени. Даже Сэм ещё не способен на это. Конечно, то, что у нас перед носом обитает целое сборище вампиров, не очень этому способствует. А уж о том, чтобы уйти самим, когда племя нуждается в защите, мы даже и думать не смеем. Но тебя не должно это беспокоить, потому что я уже и так старше тебя, по крайней мере, физически.

- О чем это ты толкуешь?

- Посмотри на меня, Беллс. Я выгляжу на свои шестнадцать?

Стараясь быть беспристрастной, я с ног до головы оглядела его внушительные размеры.

– Я полагаю, не совсем.

- Совершенно не выгляжу. Потому что мы достигаем полного взросления всего за несколько месяцев, после того, как активизируются гены вервольфа. Это резкий скачок роста, - он скорчил гримасу. - Физически, мне, возможно, двадцать пять или что-то около того. Так что, ещё, как минимум, лет семь тебе не стоит переживать, что ты будешь слишком взрослой для меня.

«Двадцать пять или что-то около того». Эта мысль шокировала меня. Но я помнила тот скачёк роста, помнила, как смотрела на него, и он рос прямо на моих глазах. Я помнила, как он менялся день за днём…, я ошарашенно затрясла головой.

- Ну, так ты хочешь услышать о Сэме или хочешь кричать на меня за то, что совершенно от меня не зависит.

Я глубоко вздохнула.

- Прости. Возраст – моя больная тема. Меня все это сильно нервирует.

Глаза Джейкоба сузились, и он посмотрел так, будто решался что-то сказать.

Поскольку я не хотела разговаривать на травмирующие мою душу темы – о моих планах на будущее или о договоре, который мог быть нарушен вышеупомянутыми планами. Я подтолкнула его:
- Итак, ты сказал, что ему стало легче, когда он, наконец, понял что происходит, и что с ним теперь Билли и Гарри, да ещё и мистер Атеара. Кроме того, ты так же упомянул, что у всего этого имеется и приятная сторона … - я немного помедлила. – Почему же тогда Сэм так их ненавидит? Почему хочет, чтобы и я ненавидела их?

Джейкоб вздохнул.

- Это действительно самая странная часть.

- Я профи по странностям.

- Да, я знаю, - усмехнулся он прежде, чем продолжить. - Что ж, ты права. Теперь Сэм знал, что происходит, и все было почти хорошо. В основном, его жизнь наладилась и снова стала пусть и не совсем нормальной, но лучше, чем до этого, - сказав это, Джейкоб помрачнел и сжался, словно ему предстояло что-то очень болезненное.

- Сэм не мог рассказать Леа. Мы не имеем права говорить об этом тем, кому не следует знать. Кроме того, ему было не безопасно находиться рядом с ней, но он продолжал обманывать ее, так же, как и я тебя. Леа была в ярости из-за того, что он не рассказывал ей, что происходит – ни о том, где он был, ни куда уходил по ночам, ни почему он всегда был так измотан, но, несмотря ни на что, они помирились. Они пытались. Они действительно любили друг друга.

- Она узнала? Вот, что случилось?

Он покачал головой.

- Нет, проблема была не в этом. Ее двоюродная сестра, Эмили Янг, приехала из резервации Мака погостить на выходные.

Я выдохнула:

- Эмили – двоюродная сестра Леа?

- Троюродная на самом деле. Тем не менее, они были очень близки. В детстве они были, как родные сестры.

- Это…ужасно… Как Сэм мог…? - я отшатнулась, качая головой.

- Не осуждай его, пока всего не узнаешь. Рассказывал ли тебе кто-нибудь… Слышала ли ты когда-нибудь о запечатлении?

- Запечатление? - повторила я непонятный термин. - Нет. Что это значит?

- Это ещё одна из тех странностей, с которыми мы вынуждены мириться. Это происходит не с каждым. Вообще-то, это скорее редкое исключение, чем правило. Сэм к тому времени узнал много историй, историй, которые мы все считали легендами. Он слышал о запечатлении, но никогда и подумать не мог…

- Что это? - подгоняла его я.

Взгляд Джейкоба устремился к океану.

- Сэм действительно любил Леа. Но как только он увидел Эмили, для него это уже больше ничего не значило. Иногда… мы не совсем точно понимаем, почему… таким образом мы находим свою пару. - он стрельнул на меня глазами и покраснел. - Я имею в виду… свою вторую половину.

- Каким образом? Любовь с первого взгляда? - засмеялась я.

Джейкоб не улыбался. Его тёмные глаза смотрели осуждающе.
- Это нечто гораздо более сильное. Более совершенное.

- Прости, ты это серьезно, ведь так? - пробормотала я.

- Да, именно так.

- Любовь с первого взгляда? Но более сильная? - в моем голосе все ещё звучали подозрительные нотки, и он вполне мог их распознать.

- Это трудно объяснить. Как бы то ни было, это не имеет значения, - безразлично произнес он. - Ты хотела узнать, что заставило Сэма ненавидеть вампиров, за то, что из-за них он изменился, что заставило его возненавидеть себя самого. Вот, что случилось. Он разбил сердце Леа. Он не сдержал ни единого данного ей обещания. Каждый день ему приходится видеть обвинение в ее глазах, и знать, что она права.

Он внезапно замолчал, будто сказал что-то, чего не собирался.

- Как Эмили с этим справилась? Если она была так близка с Леа…?

Сэм и Эмили так правильно смотрелись вместе, словно были двумя, идеально походящими друг к другу кусочками головоломки. Только вот… как Эмили сбросила со счетов тот факт, что он принадлежал кому-то другому? Более того, ее сестре.

- В начале, она действительно очень злилась. Но трудно устоять, находясь на грани между осуждением и обожанием, - вздохнул Джейкоб.

- И тогда, Сэм, наконец, смог все ей рассказать. На свете не существует правил, которые могли бы сдержать тебя, когда ты находишь свою половинку. Тебе известно, как она покалечилась?

- Да. – в Форкс бытовала версия, что ее растерзал медведь, но я знала секрет.

«Вервольфы не стабильны», - сказал Эдвард. - «Люди рядом с ними подвергаются опасности».

- В общем, довольно-таки странно, каким образом им удалось замять это. Сэм был так шокирован, был так себе противен, он так себя ненавидел за то, что сделал… Он готов был даже броситься под автобус, если бы это помогло облегчить ее страдания. Он мог сделать все, что угодно, даже просто сбежать. Он был полностью разбит… Затем, каким-то образом, она стала единственной, кто смог его успокоить, и после этого…

Джейкоб не закончил свою мысль, и я почувствовала, что дальше история становится слишком личной для того, что бы ею с кем-то делиться.

- Бедная Эмили, - прошептала я. - Бедный Сэм. Бедная Леа…

- Да, Леа досталось больше всех, - согласился он. - Она набралась мужества и собирается быть подружкой невесты.

Пытаясь осмыслить услышанное, я смотрела на южный край гавани, на выступающие из океана зубчатые скалы, похожие на обрубки гигантских пальцев. Он смотрел на меня и ждал, когда я что-нибудь скажу.

- С тобой это тоже случилось? - наконец, спросила я, по-прежнему глядя в даль. – Эта штука похожая на любовь с первого взгляда?

- Нет, - живо ответил он. - Сэм и Джаред единственные.

- Хмм, - произнесла я, стараясь, чтобы это прозвучало просто, как вежливая заинтересованность. Я чувствовала облегчение и одновременно пыталась объяснить самой себе эту свою реакцию. Я решила, что просто обрадовалась тому, что он не стал утверждать, будто между нами двумя была эта мистическая волчья связь. Наши взаимоотношения и без того были достаточно запутанными. Я больше не нуждалась ни в чем сверхъестественном, мне с головой хватало того, с чем мне уже пришлось столкнуться.

Он тоже замолчал, и тишина стала несколько неловкой. Моя интуиция подсказывала мне, что я не хочу знать, о чем он сейчас думает.

- Как это произошло с Джаредом?- спросила я, чтобы нарушить тишину.

- Здесь обошлось без драмы. Это была просто девочка, с которой он целый год каждый день сидел рядом в школе, и на которую и двух раз не взглянул. Но после того, как он впервые перекинулся, он увидел ее снова и с тех пор больше не отрывает от нее глаз. Ким была в восторге. Она была от него без ума. Она исписала весь дневник своим именем, добавляя на конце его фамилию, - он издевательски рассмеялся.

Я нахмурилась.

- Это Джаред тебе рассказал? Он не должен был.

Джейкоб закусил губу.

- Думаю, я не должен был смеяться. Хотя это забавно.

- Вот тебе и две половинки.

Он вздохнул.

- Джаред ничего нам специально не рассказывал. Я ведь рассказывал тебе про это, не помнишь?

- О, да. Ты можешь читать мысли любого из стаи, но только, когда вы волки, точно?

- Точно. Как твой кровопийца. – сердито посмотрел он.

- Эдвард, - поправила его я.

- Конечно, конечно. Вот, каким образом я так много узнал о том, что чувствует Сэм. То есть, это вовсе не значит, что он рассказал бы нам все это, если бы у него был выбор. Вообще-то, это как раз именно то, что мы все одинаково ненавидим. - в его голосе отчетливо прозвучала горечь. - Это ужасно. Ничего личного, никаких секретов. Все, чего ты стыдишься, открыто для всеобщего обозрения, - он содрогнулся.

- Звучит ужасно, - прошептала я.

- Иногда, когда нужно действовать сообща, это очень удобно, - неохотно сказал он. – Как, например, однажды, когда, в кое-то веки, на нашей территории оказались несколько кровососов. Лоран был забавным. И если бы Каллены не встали у нас на дороге в прошлую субботу…ух! - прорычал он. - Мы могли поймать ее! - его кулаки гневно сжались.

Я вздрогнула. Как бы сильно я не волновалась о том, что Джаспер или Эммет могли пострадать, это было ничто, в сравнении с той паникой, которую, я ощутила, представив Джейкоба, сражающимся с Викторией. Мне казалось, что Эммет с Джаспером были настолько непобедимы, насколько я только могла представить. Джейкоб все равно был теплый, почти человек. Смертный. Я представила, как Джейкоб встречается лицом к лицу с Викторией, как ее блестящие волосы развеваются вокруг ее странного кошачьего лица… и вздрогнула.

Джейкоб с любопытством посмотрел на меня.

- Разве не то же самое ты испытываешь постоянно? Зная, что он копается в твоей голове?

- О, нет. Эдвард ни разу не был в моей голове. Хочет – но не может.

На лице Джейкоба отразилась растерянность.

- Он не слышит меня, - объяснила я, заметив, что в моем голосе появились самодовольные нотки. - Я для него только одна такая. Мы не знаем, почему он не может читать мои мысли.

- Странно, - сказал Джейкоб.

- Да, - самодовольство исчезло из моего голоса. - Возможно, это означает, что с моим мозгом что-то не в порядке, – призналась я.

- Я и так знал, что с твоим мозгом что-то не в порядке, - пробурчал Джейкоб.

- Спасибо.

Вдруг совершенно неожиданно сквозь тучи показалось солнце, и мне пришлось сощуриться глядя на засверкавшую водяную гладь. Все изменило свой цвет – волны из серых превратились в синие, деревья из тускло-оливковых стали ярко зелеными, а разноцветная галька на берегу засверкала словно драгоценные камни.

Какое-то время мы щурились, пока наши глаза не привыкли к яркому свету. Не было ни единого звука, кроме приглушенного рокота волн, эхом раздававшегося в укрытой скалами бухте, мягкого шелеста трущихся друг о друга камней в волнах прибоя, и крика чаек высоко над нашими головами. Все вокруг было таким мирным.

Джейкоб подсел ко мне поближе так, чтобы облокотиться на мою руку. Он был таким теплым. Спустя минуту, я скинула с себя дождевик. Он издал какой-то тихий довольный звук и прижался своей щекой к моей макушке. Я чувствовала, как солнце согревает мою кожу, хотя оно было холоднее, чем Джейкоб – и я лениво размышляла, сколько времени потребуется, чтобы мне сгореть.

Я рассеяно отвела в сторону свою правую руку и стала рассматривать, как солнце мягко засверкало на шраме, оставленном Джеймсом.

- О чем ты думаешь? – тихо спросил он.

- О солнце.

- Мм, это хорошо.

- А ты о чем думаешь? – спросила я.

Он усмехнулся.

- Я вспоминал тот идиотский фильм, на который ты меня потащила. Когда Майк Ньютон заблевал все вокруг. - я тоже засмеялась, удивляясь, как время может изменить воспоминания. Тогда это казалось чем-то напряженным, таким смущающим. С той ночи многое изменилось… И теперь я могла смеяться. Это был последний наш с Джейкобом вечер, перед тем, как он узнал о своём наследие. Последнее человеческое воспоминание. Теперь это воспоминание стало странно приятным.

- Мне этого не хватает, - сказал Джейкоб. - Того, как все когда-то было так просто... и не запутанно. Я рад, что у меня остались такие хорошие воспоминания, - вздохнул он.

Он почувствовал, как напряглось мое тело, когда его воспоминания пробудили мои собственные.

- Что с тобой, - спросил он.

- Это все из-за твоих хороших воспоминаний… - я отстранилась, чтобы взглянуть ему в лицо. Оно выражало растерянность.

- Ты не соизволишь рассказать мне, наконец, что ты тогда делал в понедельник утром? Ты думал о чем-то, что сильно взволновало Эдварда.

«Взволновало» – это было не совсем подходящее слово, но мне был нужен ответ, так что я подумала и решила, что начинать лучше без излишней строгости.

Лицо Джейкоба озарилось пониманием, и он рассмеялся.

- Я просто думал о тебе. Не сильно ему понравилось, да?

- Обо мне? Что именно?

Он снова засмеялся, но уже не так весело.

- Я вспоминал о том, как ты выглядела той ночью, когда Сэм нашел тебя – я увидел этот образ у него в голове. Я будто был там; ты знаешь, это воспоминание постоянно преследует Сэма. А потом я вспомнил, как ты выглядела, впервые приехав ко мне. Держу пари, ты даже не представляешь, в каком ты была состоянии, Белла. Прошли недели, прежде чем ты стала походить на человека. И ещё я вспомнил, как ты постоянно обнимала себя руками, словно пытаясь удержать себя … - Джейкоб поморщился, а затем тряхнул головой.

– Мне было трудно вспоминать о том, какой ты была несчастной, хоть это было и не по моей вине. Так что, я решил, что для него это будет гораздо тяжелее. Я подумал, что ему стоит взглянуть на то, что он с тобой сотворил.

Я шлепнула его по плечу, больно ударив об него свою руку.

- Джейкоб Блэк, никогда больше не делай этого! Обещай, что не будешь.

- Ни за что. Давненько я так не веселился.

- Тогда, помоги мне, Джейк…

- О, держи себя в руках, Белла. Когда я, вообще, увижу его снова? Не переживай.

Я поднялась, намереваясь уйти, но он поймал меня за руку. Я попыталась освободиться.

- Я ухожу, Джейкоб.

- Нет, не уходи пока, - запротестовал он, сжимая мою руку. – Прости меня. И… ладно. Я не буду больше этого делать. Обещаю.

Я вздохнула.
- Спасибо, Джейк.

- Давай, пошли ко мне домой, - нетерпеливо сказал он.

- Вообще-то, мне действительно пора идти. Анжела Вебер ждет меня, и я знаю, что Элис волнуется. Я не хочу ее сильно расстраивать.

- Но ты только что приехала!

- Это только кажется, - я посмотрела на солнце, оно было прямо над головой. Как же случилось, что время пролетело так быстро?

Он нахмурился.

- Я не знаю, когда увижу тебя снова, - с болью в голосе произнес Джейкоб.

- Я вернусь, когда он снова уедет, - импульсивно пообещала я.

- Уедет? - он закатил глаза. Отличное название тому, чем он занимается. Отвратительные паразиты.

- Если ты не можешь вести себя прилично, я не вернусь вообще! - пригрозила я, пытаясь вызволить свою руку. Он не хотел ее отпускать.

- Да не сходи с ума, - усмехнулся он. - Это просто рефлекс.

- Если я попытаюсь прийти снова, ты будешь вести себя как надо, договорились?

Он ждал.

- Понимаешь, - пояснила я. – Мне все равно, кто вампир, а кто вервольф. Для меня это не имеет никакого значения. Ты – Джейкоб, он – Эдвард, а я – Белла. А все остальное не важно.

Он слегка сузил глаза.

- Но я - вервольф, - неохотно произнес он, и с очевидным отвращением добавил: - А он – вампир.

- А я – Дева по гороскопу! - раздраженно крикнула я.

Он удивленно поднял брови, с любопытством изучая выражение моего лица. В конечном счете, он пожал плечами.

- Ну, если ты, действительно, так это воспринимаешь…

- Да. Именно так.

- Ладно. Просто Белла и Джейкоб. Без всех этих непонятных «Дев».

Он улыбнулся мне той теплой, знакомой улыбкой, которой мне так не хватало. Я чувствовала, как на моем лице расплывается ответная улыбка.

- Я действительно по тебе соскучилась, Джейк, - с чувством призналась я.

- Я тоже, - его улыбка стала шире. Наконец то очистившись от горькой злости, его взгляд стал ясными и счастливыми. - Больше, чем ты думаешь. Ты скоро вернешься?

- Как только смогу, - пообещала я.


Категории: TWILIGHT saga
Прoкoммeнтировaть
Батори 10:42:48
Запись только для зарегистрированных пользователей.
Батори 10:33:56
Запись только для зарегистрированных пользователей.
Батори 10:25:08
Запись только для зарегистрированных пользователей.
Новолуние.Глава 22 Батори 10:20:23
ГЛАВА 22
ПОЛЕТ

Подробнее…ДЕМЕТРИ ПРОВОДИЛ НАС ДО ПРИЕМНОЙ КОМНАТЫ, где все еще была человеческая женщина Джанна на своем посту позади полированного стола. Яркая, успокаивающая музыка лилась из сокрытых динамиков.
"Не уезжайте до темноты, " предупредил он нас.
Эдвард кивнул, и Деметри поспешно ушел.
Джанна казалась совсем не удивлена таким поворотом событий, хотя и посмотрела на заимствованный плащ Эдварда с проницательным предположением.
"С тобой всё хорошо? " спросил Эдвард тихим голосом, чтобы человеческая женщина не смогла его услышать. Его голос был грубым — если бархат может быть груб — с беспокойством. Я всё еще была поглощена происходившей ситуацией..
"Ты должен заставить ее сидеть прежде, чем она упадет, " сказала Элис. "Она идет в части. "
Потом я поняла, что всё моё тело стала сотрясать мелкая дрожь, мои зубы начали стучать, и комната вокруг меня, казалось, тоже колебалась и покрывалась пятнами в моих глазах. В течение одной дикой секунды, я задалась вопросом, было ли это то же самое, что Джейкоб чувствовал перед превращением в оборотня.
Я услышал звук, совсем бессмысленный, странный, нарастающий в противовес радостному музыкальному фону. Отвлеченная дрожью, я не могла сказать, откуда он прибывал.
"Тшш, Белла, шш, " Произнес Эдвард, потянув меня к дивану у стены, подальше от любопытных глаз женщины за столом.
"Я думаю, что у неё начинается истерика. Наверное, ты должен её ударить, " предложила Элис.
Эдвард бросил на нее ужасающий взгляд.
Тогда я всё поняла. О... Источником шума была я сама. Разрывающимся звуком были рыдания, нарастающие из моей груди. Вот что заставляло моё тело сотрясаться...
"Всё в порядке, ты в безопасности, всё в порядке, " повторял Эдвард снова и снова. Он посадил меня на колени и обернул вокруг меня толстый шерстяной плащ, защищая меня от своей холодной кожи.
Я знала, что так реагировать было очень глупо. Кто знал, сколько времени мне осталось любоваться им? Он был спасен, и я была спасена, и он мог оставить меня, как только мы окажемся свободными. И держать мои глаза сейчас залитыми слезами, не видя его, - это было расточительным безумием.
Но, позади моих глаз, где слезы не могли смыть образ из моей памяти, я всё еще видела запаникованное лицо крошечной женщины с четками.
"Все те люди, " рыдала я.
"Я знаю, " шептал он.
"Это так ужасно. "
"Да, это так. Мне жаль, ты не должна была этого видеть. "
Я прислонилась головой к его холодной груди, вытирая глаза толстым плащом. Я сделала несколько глубоких вздохов, пробуя успокоиться.
"Может быть, я могу вам чем-нибудь помочь? " вежливо спросил голос. Это была Джанна, наклоняясь через плечо Эдварда со взглядом, который выражал беспокойство и в то же время, профессионализм. Её, казалось, совсем не беспокоило, что её лицо находилось в дюймах от враждебного вампира. Она или полностью забыла про опасность, или была очень хорошим работником на своей работе.
"Нет," ответил холодно Эдвард.
Она кивнула, улыбнулась мне, и затем исчезла.
Я подождала, пока женщина не отошла на расстояние, где не могла бы меня услышать. "Она знает то, что здесь творится? " Требовательно спросила я, мой голос звучал низко и хрипло. Я полностью обрела над собой контроль, мое дыхание выровнялось.
"Да. Она знает все, " сказал мне Эдвард.
"Она знает, что они собираются когда-нибудь убить ее? "
"Она - знает, что это возможно, " сказал он.
Это удивило меня.
Было трудно прочитать на лице Эдварда его мысли. "Она надеется, что они захотят её оставить. "
Я почувствовала, что кровь отхлынула с моего лица. "Она хочет быть одной из них? "
Он коротко кивнул, его глаза сосредоточились на моем лице, наблюдая за моей реакцией.
Я дрожала. "Как она может хотеть этого? " Шептала я, скорее самой себе, нежели чем надеясь услышать ответ. "Как она может постоянно наблюдать поток людей в ту комнату и хотеть быть частью этого? "
Эдвард не отвечал. Его выражение лица изменилось в ответ на мои слова.
Я уставилась на его слишком красивое лицо, пробуя понять произошедшие в нем изменения, и до меня внезапно дошло, что я действительно нахожусь здесь, в руках Эдварда, и что нас никто не убьет.
"О, Эдвард, " закричала я и снова разрыдалась. Это была такая глупая реакция. Слезы застилали мои глаза, не давая увидеть его лицо, и это было непростительно. Наверняка, у меня осталось время только до заката. Как в сказке, с четко определенными сроками, в которые волшебство заканчивалось.
"Что случилось? " спросил он, все еще беспокоящимся голосом, нежным натиранием лаская мою спину.
Я обхватила его шею — что было худшим, что он мог сделать? Только отодвинуть меня — и еще ближе прижалась к нему. "Действительно ли мне будет так больно, чтобы стать счастливой прямо сейчас? " Спросила я. Мой голос дважды обрывался.
Он не отодвинул меня. Он напряженно прижал меня к своей холодной твердой груди, так напряженно, что было трудно дышать, даже с моими здоровыми легкими. "Я точно знаю, что ты подразумеваешь, " прошептал он. "Но у нас и так множество причин быть счастливыми. Первая причина, это то, что мы живы. "
"Да, " согласилась я. "Это очень хорошо. "
"И мы вместе, " он дышал. Его дыхание было настолько сладким для меня….
Я только кивнула, уверенная, что он не рассматривает это понятие так же, как и я.
"И, в любом случае, мы все еще будем живы завтра. "
"Хотелось бы надеяться," сказала я тревожно.
"Перспектива весьма хорошая, " уверила меня Элис. Она вела себя настолько тихо, я почти забыла об её присутствии. "Я увижу Джаспера меньше чем через двадцать четыре часа, " добавила она удовлетворенным тоном.
Радуйся, Элис. Она могла доверять своему будущему.
Я долгое время не могла отвести взгляда от Эдварда. Я уставилась на него, желая больше чем что - нибудь, чтобы будущее никогда не настало. Только чтобы этот момент длился вечно, или, если бы это было возможно, по его истечении я прекратила бы своё существование.
Эдвард пристально смотрел на меня, его темные глаза были такими мягкими, и было легко представить, что он думал о том же, о чем и я. Это я и сделала. Я притворилась, чтобы сделать момент более сладким.
Его кончики пальца прослеживали круги под моими глазами. "Ты выглядишь такой утомленной. "
"И ты выглядишь измученным жаждой, " прошептала я, изучая фиолетовые круги под его черными радужными оболочками.
Он пожал плечами. "Ничего страшного. "
"Ты уверен? Я могу посидеть с Элис, " предложила я, не желая, чтобы он убил меня здесь, в этом месте.
"Не будь смешной. " Он вздохнул; его сладкое дыхание ласкало мое лицо. "Никогда лучше я не держал под контролем ту сторону моего характера, чем прямо сейчас. "
У меня накопился для него миллион вопросов. . Один из них теперь подошел вплотную к моим губам, но я держала язык за зубами. Я не хотела разрушить момент, столь же несовершенный, как и всё происходящее: эта комната, моё плохое самочувствие, круги под глазами потенциального монстра…
Здесь в его руках, мне было настолько легко фантазировать, что он хотел меня. Сейчас я не хотела думать о том, что им движет — о том, действовал ли он так для того, чтобы просто меня успокоить, в то время как мы все еще были в опасности, или потому что он чувствовал себя виновным в том, где мы оказались. И если что-нибудь бы произошло, он оказался бы ответственным за мою смерть. Возможно, один из вариантов был ответом на всё. Но сейчас это не имело значения. Я была счастлива обманывать себя и наслаждаться счастливым моментом.
Я тихо лежала в его руках, пытаясь оставить его лицо в своей памяти, обманывая себя …
Он тоже пристально смотрел на мое лицо, в то время, как они с Элис обсуждали, как добраться домой. Их голоса звучали настолько быстро и низко, что я знала, что Джанна не могла их понять. Я пропустила половину их разговора. Он звучал, как будто они вместе замышляли осуществить воровство. Меня интересовал вопрос, возвратится ли желтый Порше своему законному владельцу?
"Что это был за разговор о певцах? " Спросила однажды Элис..
"Lа tua cantante," произнес Эдвард. Его голос словно добавил слова в музыку.
"Да, этот, " сказала Элис, и я на мгновение сконцентрировалась. Мне тоже стало интересно.
Я почувствовала, как Эдвард пожал плечами. "Так они называют того, кто обоняет так же неповторимо, как Белла для меня. Они называют ее моим певцом — потому что ее кровь поет для меня. "
Элис рассмеялась.
Я была достаточно утомлена, чтобы уснуть, но боролась с усталостью. Я не собиралась терять ни драгоценной секунды, которую проводила с ним. Время от времени, во время разговора с Элис, он внезапно наклонялся вниз и целовал меня — его холодные гладкие губы припадали к моим волосам, лбу, кончику носа. Каждый раз после этого словно удар тока проходился по моему остановившемуся сердцу. И, казалось, звук его биения, заполнял комнату.
Небесное наслаждение в середине ада.
Я полностью потеряла счет времени. Только когда руки Эдварда вокруг меня напряглись, и они с Элис обернулись и осторожными глазами посмотрели в другой край комнаты, я запаниковала. Я съежилась на груди Эдварда, когда зашел Алек - Его глаза теперь горели ярким рубином, он все еще безупречно выглядел в своем легком сером костюме, несмотря на день, зашедший через двойные двери.
Он принес хорошие новости.
"Теперь вы свободны и можете уехать, " сказал нам Алек, настолько теплым голосом, что можно было подумать, что мы были пожизненными друзьями. "Мы просим, чтобы вы не задерживались в городе. "
Эдвард не стал противиться в ответ; его голос звучал ледяным холодом. "Это не будет проблемой"
Алек улыбнулся, кивнул, и снова исчез.
"Следуйте по прихожей, заверните за угол к первому лифту, " сказала нам Джанна, когда Эдвард помогал мне встать на ноги. "Спуститесь вниз на два этажа, и окажетесь перед выходом на улицу. Теперь до свидания," добавила она приятным голосом. Мне стало интересно, будет ли ее компетентности достаточно, чтобы спасти ее.
Элис стрельнула своим темным взглядом.
Я была свободна, и не была уверена, смогу ли когда-нибудь совершить подобную экскурсию в место жительства Волтари.
Мы спустились вниз в роскошном лифте. Я единственная оглянулась назад на средневековый замок, который красовался сложным деловым фасадом, отсюда я не могла видеть ужасную башенку, и за это я была благодарна.
На улицах всё еще было полно народа. Уличные лампы тускло освещали нам дорогу, когда мы стремительно шли через узкие, мощеные переулки. Небо было унылым, навевая своей серостью тоску, но здания на улицах находились настолько близко друг от друга, что всё казалось более темным, чем есть на самом деле.
Народ также был одет в темные одежды. Обычным вечером Эдвард бы выделялся из толпы своим тёмным плащом, но только не сегодня. Сегодня множество народа было облачено в темные атласные плащи, и ребенок с пластмассовыми клыками, которого я увидела на площади, сегодня, кажется, очень нравился взрослым.
"Смешной, " коротко пробормотал Эдвард.
Я не заметила, как Элис исчезла. Я повернулась, чтобы задать ей вопрос, но она ушла.
"Где - Элис? " Прошептала я в панике.
"Она пошла, чтобы забрать ваши вещи оттуда, где спрятала их сегодня утром. "
Я забыла, что у меня была с собой зубная щетка. Это значительно украшало мою перспективу.
"Она снова украла автомобиль, да? " Предположила я.
Он усмехнулся. "Украдет, когда мы окажемся снаружи. "
Это походило на очень длинный путь к лестничной площадке. Эдвард видел, что я еле держусь на ногах; он обернул руку вокруг моей талии и поддерживал на себе большинство моего веса, когда мы шли.

Я задрожала, когда он потянул меня через темный каменный сводчатый проход. Огромная, древняя портовая арка больше походила на дверь клетки, угрожая рухнуть на нас и запереть внутри.
Он вел меня к темному автомобилю, ждущему в затемненном месте справа от ворот. Автомобиль уже нетерпеливо гудел мотором. К моему удивлению, Эдвард сел сзади, вместе со мной, вместо того, чтобы настоять на управлении.
Элис была немного смущенной. "Я извиняюсь. " Она неопределенно махнула в сторону приборной панели. "Было совсем не из чего выбирать. "
"И это прекрасно, Элис. " Он усмехнулся. "Не могут же все машины быть с турбинами. "
Она вздохнула. "Наверное, мне придется приобрести один из таких. На нем ездить было невероятно удобно. "
"Я подарю тебе такой на Рождество, " обещал Эдвард.
Элис обернулась, просияв, что весьма взволновало меня, поскольку она уже ускоряла темп по темному склону.
"Желтый, " сказала она ему.
Эдвард держал меня в своих напряженных руках. В сером плаще мне стало тепло и удобно. Больше чем удобно.
"Белла, ты можешь теперь поспать, " пробормотал он. "Всё кончено. "
Я знала, что он подразумевал опасность, кошмар в древнем городе, но я все еще должна была проглотить ком в горле, прежде чем смогла ему ответить.
"Я не хочу спать. Я не устала. " В моих словах только вторая часть была ложью. Я не собиралась закрывать глаза. А автомобиле царил полумрак, горели лишь контрольные огни приборной панели, но этого было достаточно, чтобы любоваться его лицом.
Он легко прошептал мне в ухо. "Попробуй", настаивал он.
Я отрицательно покачала головой.
Он вздохнул. "Ты всё такая же упрямая. "
Я была упрямая; я боролась со своими тяжелыми веками и пока побеждала.
Тяжелее всего мне было на темной дороге; яркие огни в аэропорту во Флоренции облегчили мою борьбу, и совсем замечательно стало, когда я почистила зубы и переоделась в чистую одежду; Элис также купила Эдварду новую одежду , и он оставил темный плащ на груде хлама в переулке. Поездка в Рим на самолете была настолько короткой, что я даже устать не успела. Я знала, что полет от Рима до Атланты будет намного дольше, так что попросила стюардессу, не могла бы она мне принести кофе.
"Белла, " сказал Эдвард неодобрительно. Он знал, что мой организм плохо переносит кофеин.
Элис сидела позади нас. Я слышала, как она бормочет с Джаспером по телефону.
"Я не хочу спать, " напомнила я Эдварду. Я оправдывалась, и моё оправдание звучало правдоподобно, потому что я говорила правду. "Если я сейчас закрою глаза, я буду видеть то, что не хочу видеть. Мне будут сниться кошмары. "
После этого он со мной не спорил.
Сейчас было бы очень хорошее время для того, чтобы поговорить с ним, получить ответы на все волнующие вопросы, но я не могла спросить о главном; я была в отчаянии от мысли о том, какой ответ я могу услышать. Он не смог бы сейчас избежать ответов. Никто не слышал бы нас кроме Элис; уже было поздно, и большинство пассажиров выключили огни и просили приглушенными голосами принести им подушки. Разговор помог бы мне не клевать носом.
Но я не могла, я прикусывала язык, чтобы избежать потока вопросов. Я не совсем ясно соображала из-за того, что так долго не спала, но я надеялась, что, откладывая обсуждение, я могу побыть с ним еще несколько часов и отложить всё еще до другой ночи. Как в сказке про Шехерезаду.
Так что я продолжала пить кофе, и сопротивляться даже желанию моргнуть. Казалось, что Эдварду очень нравится опять держать меня в своих руках, его пальцы гладили мое лицо снова и снова. Я тоже прикасалась к его лицу. Я не могла заставить себя остановиться, хотя и боялась, что позже, когда я опять останусь одна, мне из-за этого будет мучительно больно. Он продолжал целовать мои волосы, мой лоб, мои запястья …, но не прикасался к губам, и это было хорошо. В конце концов, сколько раз одно сердце может быть искарежено, чтобы продолжать биться? Я много пережила за прошлые несколько дней, но это не меня заставляло чувствовать себя сильной. Вместо этого, я чувствовала себя ужасно хрупкой, как будто одно слово могло меня разрушить.
Эдвард молчал. Возможно, он надеялся, что я буду спать. Возможно, он не знал, что сказать.
Я выиграла борьбу с тяжелеющими веками. Я не спала, когда мы достигли аэропорта в Атланте, и даже наблюдала солнце, всходившее из облаков над Сиэтлом, прежде чем Эдвард закрыл окно. Я гордилась собой. Я не пропустила ни одной минуты.
Ни Элис, ни Эдвард не были удивлены приемом, который ждал нас в Морском-Tac аэропорту, но это поймало меня от охраны. Первым я заметила Джаспера — он, казалось, вообще не видел меня. Он смотрел только на Элис. Она быстро подошла к нему; они не стали обниматься, как другие пары, встречающиеся там же. Они только долго смотрели друг другу в лицо, и всё же, этот момент был настолько личным, что я отводила глаза в сторону.
Карлайл и Эсми тихо ждали в углу, далеко от рамки металлоискателя, в тени широкого столба. Эсми подбежала ко мне, обнимая меня отчаянно, но неловко, потому что Эдвард до сих пор держал меня в своих объятиях.
"Спасибо тебе, " шептала она мне на ухо.
Потом она обвила руками Эдварда, и казалось, что она вот-вот заплачет.
"Ты никогда не заставишь меня снова пройти через такое, " она почти рычала.
Эдвард виновато улыбнулся. "Прости меня, мама. "
"Спасибо, Белла, " сказал Карлайл. "Мы у тебя в долгу. "
"Не стоит, " пробормотала я. Внезапно бессонная ночь дала о себе знать. Я чувствовала себя, подобно тому, что моя голова существует раздельно с телом.
"Она едва стоит на ногах, " Отругала Эсми Эдварда. "Скорее отведем ее дом. "
Не уверенная в том, что я действительно хочу к ним домой в этом городе, я пошла через аэропорт, натыкаясь на что-то, почти падая, так как глаза закрывались, и я почти ничего не видела. Эдвард поддерживала меня с одной стороны, а Эдвард с другой. Я не знала, шли позади нас Элис с Джаспером, или нет, и я слишком устала, чтобы проверить.
Скорее всего, я заснула на ходу, но всё еще продолжала идти, когда мы подошли к их автомобилю. Удивление от того, что прислонившись к черному седану под тусклыми огнями стоянки стоят Эммет и Розали, заставило меня на некоторое время прийти в себя. Эдвард напрягался.
"Не надо, " шепнула Эсми. "Она себя ужасно чувствует. "
"Она и должна, " сказал Эдвард, не делая даже слабых попыток скрыть злость в голосе.
"Это - не ее ошибка, " сказала я слабым голосом.
"Разреши ей загладить свою вину, " умоляла Эсми. "Мы поедем с Элис и Джаспером. "
Эдвард смотрел с негодованием на нелепо прекрасного белокурого вампира с именем Розали, ждущего нас.
"Пожалуйста, Эдвард, " попросила я. Я совсем не хотела ехать вместе с Розали, но я причинила более чем достаточно разногласий в его семействе.
Он вздохнул, и подвел меня к автомобилю.
Эммет и Розалии молча сели на передние сидения, в то время как Эдвард снова усадил меня на заднее сидение. Я знала, что больше не смогу бороться со сном, я сдалась, и положила голову Эдварду на грудь, позволяя глазам закрыться. Потом я почувствовала, как машина завибрировала от заведенного мотора "Эдвард, " начала Розали.
"Я знаю. " Оборвал Эдвард бесцеремонно.
"Белла? " спросила мягко Розали.
Я в шоке разомкнула веки. В первый раз, в самый первый раз в жизни, Розалии заговорила непосредственно со мной.
"Да, Розали? " Неуверенно спросила я.
"Мне очень жаль, Белла. Я чувствую себя очень несчастной от того, что произошло, и я настолько благодарна тебе, что ты была такой храброй, и спасла моего брата после того, что я сделала. Пожалуйста, скажи, что ты прощаешь меня. "
Слова были неуклюжие, неестественные, оттого, что Розали колебалась, но они казались искренними.
"Конечно, Розали, " пробормотала я, хватаясь за любой шанс заставить ее ненавидеть меня немного меньше. "Это – вообще не твоя ошибка. Я сама спрыгнула с того проклятого утеса. Конечно, я прощаю тебя. "
Слова вышли сумбурными.
"Она не сознает сейчас, что говорит. " Хихикнул Эммет.
"Я всё сознаю, " произнесла я; только это прозвучало подобно искаженному вздоху.
"Позвольте ей поспать, " настаивал Эдвард, но его голос был немного более теплым.
Потом воцарилась тишина, которую разбавлял бархатисто-нежный шум двигателя. Я, должно быть, заснула, потому что мне показалось, что прошли всего какие-то секунды, когда дверь открылась, и Эдвард понес меня из автомобиля на руках. Я не хотела открывать глаза. Сначала я думала, что мы все еще были в аэропорту.
И затем я услышала Чарли.
"Белла! " закричал он издали.
"Чарли, " пробормотала я, пытаясь проснуться.
"Тшш, " прошептал Эдвард. "Всё хорошо; Сейчас ты дома и в полной безопасности. Тебе всего лишь приснился страшный сон. "
"Я и не думал, что в тебе столько наглости, что ты посмел показаться здесь." ревел Чарли на Эдварда, теперь его голос звучал намного ближе.
"Папа, остановись, " застонала я. Он не слышал меня.
"Что с ней случилось? " потребовал Чарли объяснений.
"Она просто очень устала, Чарли, " уверил его спокойно Эдвард. "Пожалуйста, позвольте ей отдохнуть. "
"Не указывай, что мне делать! " вопил Чарли. "Отдай ее мне. Отстань от нее! "
Эдвард пробовал передать меня Чарли, но я вцепилась в него железной хваткой. Я почувствовала, как Чарли дергает меня за рукав.
"Не надо, папа, " сказала я более твердым голосом. Я сумела разлепить веки, чтобы уставиться на Чарли смутными глазами. "Не сходи с ума. "
Мы были перед моим домом. Передняя дверь осталась открытой. Слой облаков на небе был таким плотным, что мне стало сложно предположить, день сейчас, или вечер.
"Можете поспорить, что я буду, " обещал Чарли. "Иди в дом. "
" О,Кей. Опусти меня вниз, " вздохнула я.
Эдвард поставил меня на ноги. Я видела, что стою, но не чувствовала ног. Я немного протащилась вперед, а затем увидела, как быстро приближается асфальт. Руки Эдварда поймали меня прежде, чем я грохнулась на бетон.
"Позвольте только отнести её наверх, " сказал Эдвард. "Потом я уеду. "
"Нет," закричала я, впадая в панику. Я до сих пор так и не получила ответа. Он должен был остаться по крайней мере для этого, ведь так?
"Я буду рядом, " обещал Эдвард, шепча мне на ухо так тихо, что Чарли не имел никакого шанса услышать его.
Я не слышала, что сказал Чарли ему в ответ, но Эдвард прошел в дом. Я смогла держать глаза лишь до лестницы. Последнее, что я почувствовала, были прохладные руки Эдварда, освобождающего свою рубашку из моих пальцев.


Категории: TWILIGHT saga
Прoкoммeнтировaть
Новолуние.Глава 21 Батори 10:19:01
ГЛАВА 21
ПРИГОВОР

Подробнее…МЫ ОКАЗАЛИСЬ В ЯРКО ОСВЕЩЕННОЙ, НИЧЕМ НЕ ПРИМЕЧАТЕЛЬНОЙ ПРИХОЖЕЙ. Стены у прихожей были светлые, пол покрывали ковры индустриального серого цвета. Обычные прямоугольные флуоресцентные огни были равномерно распределены по потолку. Здесь было более тепло, и за это я была благодарна. Этот зал казался очень светлым после мрака омерзительных каменных коллекторов.
Эдвард, казалось, не соглашался с моей оценкой. Он смотрел мрачно, с негодованием в конец длинной прихожей, на небольшую, закутанную в черное, фигуру, ждущую нас у лифта.
Он потянул меня вперед, а Элис шла рядом с другой стороны. Тяжелая дверь заскрипела позади нас, закрываясь, затем послышался глухой бряк опустившейся задвижки.
Джейн ждала у лифта, одной рукой придерживая открытые для нас двери. Её лицо отражало безразличие.
Мы зашли в лифт, вместе с тремя представителями Волтари. Они отбросили назад плащи, позволяя капюшонам свободно расстелиться по плечам. У Феликса и Деметри цвет лица был немного оливковый — это смотрелось странно, если знать, что все вампиры обладают меловой бледностью. Черные волосы Феликса были коротко подрезаны, а у Деметри рассыпались по плечам. Их радужные оболочки темнели тёмно-красным, пока к зрачкам не сходились на нет в черный цвет. Под плащами, их одежда была современной, пастельной, и неописуемой. Я сжалась в углу, напротив съежившегося Эдварда. Его рука все еще держала мою. Он не сводил глаз с Джейн.
Поездка на лифте была короткой; мы вышли в комнату, напоминающую шикарный офис для приемов. Стены были обшиты панелями из древесины, пол покрывали толстые ковры глубокого зеленого цвета. Не было никаких окон, но всюду висели большие, ярко освещенные картины Тосканской сельской местности, как будто им на замену. По комнате были удобно расставлены неяркие кожаные диванчики, на глянцевых столиках красовались хрустальные вазы, полные пестрых букетов. Запах цветов напомнил мне о похоронах в моем городе.
В середине комнаты находился высокий, полированный стол из красного дерева. Я опешила от удивления, увидев женщину позади него.
Она была высокой, с темной кожей и зелеными глазами. Она была бы очень симпатичной в любом другом окружении — но не здесь. Так как каждой клеточкой своего тела она являлась таким же человеком, как и я. Я не могла понять, что эта человеческая женщина делала здесь, держась полностью непринужденно в окружении вампиров.
Она вежливо улыбнулась, встречая гостей. "Добрый день, Джейн, " сказала она. Не было никакого удивления на ее лице, когда женщина посмотрела на компанию, пришедшую с Джейн. Ни от Эдварда, с голой грудью, смутно вспыхивающей белыми искорками, или даже от меня, взъерошенной, растрепанной и сравнительно отвратительной.
Джейн кивнула. "Джанна". Она продолжала двигаться через комнату к двойным дверям, и мы следовали за ней.
Когда Феликс проходил мимо стола, он подмигнул Джанне, и она захихикала.
С другой стороны деревянных дверей нас уже встречали. Бледный мальчик в жемчужно-сером костюме, возможно, был близнецом Джейн. Его волосы были более темными, а губы не были такими же пухлыми, как у Джейн, но он был столь же прекрасен. Он вызвался, чтобы встретить нас. Он улыбнулся, поравнявшись с ней. "Джейн".
"Алек, " ответила она, оглядывая мальчика. Они поцеловали друг друга в щеки с обеих сторон. Потом он посмотрел на нас.
"Они посылают тебя за одним, а ты возвращаешься с двумя … с половиной, " отметил он, смотря на меня. "Хорошая работа. "
Она засмеялась — звук искрился восхитительно, подобно воркованию ребенка.
"Снова приветствую вас, Эдвард, " приветствовал его Алек. "Вы кажетесь в лучшем настроении. "
"Незначительно, " согласился Эдвард плоским голосом. Я взглянула на твердое лицо Эдварда, и задалась вопросом, куда настроение может быть еще хуже.
Алек хихикнул, и принялся исследовать меня, так как я пряталась за Эдвардом. "И это действительно причина всех неприятностей? " спросил он, скептически.
Эдвард только улыбнулся, с высокомерным выражением. Потом он застыл.
"Брешет, " Небрежно отозвался Феликс сзади.
Эдвард обернулся, его грудь воинственно вздымалась. Феликс улыбнулся — его рука была поднята ладонью кверху; он сделал жест, приглашая Эдварда вперед.
Элис коснулась руки Эдварда. "Имей терпение", предостерегла она его.
Они обменялись долгим взглядом, и мне было жаль, что я не могу слышать то, что она ему говорила. Я полагала, что это касалось того, что сделать с нахальным Феликсом, потому что Эдвард глубоко вздохнул и обернулся к Алеку.
"Aро будет очень доволен видеть вас снова, " сказал Алек, как будто ничего не произошло.
"Давайте не будем заставлять его ждать, " предложила Джейн.
Эдвард коротко кивнул.
Алек и Джейн, держась за руки, следовали впереди, там находился еще один широкий, декоративный зал — и будет ли когда-нибудь конец этого путешествия?
Они игнорировали двери в конце зала, полностью обделанные золотом, и отодвинули в сторону часть деревянной обшивки, чтобы обнаружить простую деревянную дверь. Она была не заперта. Алек оставил её открытой для Джейн.
Я хотела застонать, когда Эдвард потянул меня через дверь. Снова тот же самый древний камень как площадь, переулок, и коллекторы. И снова было темно и холодно.
Каменный вестибюль был небольшим. Он быстро вылился в более яркую, пещеристую комнату, совершенно круглую подобно помещению в огромной башенке замка.
Две щели длинных разрезов окон отбрасывали тонкие прямоугольники яркого солнечного света на каменный пол. Не было никаких искусственных огней. Единственная мебель в комнате - несколько массивных деревянных стульев, подобных тронам, которые хаотично располагались у изогнутых каменных стен. В самом центре круглой комнаты находился небольшой люк. Я задалась вопросом, использовали ли они это как выход, так же, как и то первое отверстие на улице.
Комната не пустовала. В ней находилась горстка людей, созванных, по видимому для дружеской беседы. Ропот низких, гладких голосов звучал нежным гулом в воздухе. Я видела, что пара бледных женщин в летних платьях сидела в заплатах просачивающегося солнечного света, и, подобно призмам, их кожа отражала свет радужными спектрами, искрящимися на стенах комнаты.
Все изящные лица обратились в нашу сторону, когда мы зашли в комнату. Большинство бессмертных одевались в неприметные штаны и рубашки, ничем не отличающиеся от тех, которые носит народ на улицах. Но мужчина, который заговорил первым, носил длинные одежды. Его одежда была черна как смоль. На мгновение, я подумала, что его длинные, черные как уголь волосы - это капюшон его плаща.
"Джейн, дорогая, ты вернулась! " закричал он восхищенно. Его голос звучал непередаваемо мягко.
Он проследовал вперед, и все его движения были настоль изящны и грациозны, что я поразилась, открыв рот. Даже Элис, каждое движение которой напоминало танец, не могла сравниться с ним.
Я еще сильнее удивилась, когда он приблизился, и я смогла увидеть его лицо. Оно не походило на противоестественно привлекательные лица, которые его окружали, (он не стал приближаться к нам один; его сопровождала группа людей, манеры которых выдавали телохранителей). Я не могла решить, было ли его лицо красиво или нет. Я подумала, что по отдельности черты его лица были совершенными. Но он так же отличался от окружающих его вампиров, как они от меня. Его кожа была прозрачно-белой, подобно луковой кожице, она смотрелась такой же тонкой — это отвратительно контрастно смотрелось с длинными черными волосами, которые обрамляли его лицо. Я почувствовала странное, ужасное желание коснуться его щеки и узнать, была ли она такой же мягкой, как у Элис и Эдварда, либо я словно прикоснулась бы к куску мела. Его глаза были красными как у всех, вокруг него, но цвет был омрачен молочной пеленой; я задавалась вопросом, видел ли он всё четко, или как в тумане.
Он скользнул к Джейн, взял ее лицо в свои руки, словно сделанные из белоснежной бумаги, слегка поцеловал ее в полные губы, затем отпустил и сделал шаг назад.
"Да, Владыка. " улыбнулась Джейн; улыбка осветила её лицо, подобно ангельскому ребенку. "Я вернула его живым, как вы и желали. "
"Ах, Джейн. " Он улыбнулся в ответ. "ты для меня – такое удобство."
Он направил свои туманные глаза к нам, и улыбка на его лице расцвела в полную силу.
"И Элис, и Белла также! " радовался он, потирая свои тонкие руки. "Такая счастливая неожиданность! Замечательно! "
Я смотрела в шоке, он так неофициально произнес наши имена, как будто мы были старыми друзьями, неожиданно здесь встретившимися.
Он обратился к нашему неповоротливому сопровождающему. "Феликс, дорогой мой, сходи, пожалуйста, скажи моим братьям о нашей компании. Я уверен, что они не хотели бы пропустить такое. "
"Да, Владыка. " Феликс кивнул и исчез через ту же дверь, через которую мы прибыли.
"Ты видишь, Эдвард? " Странный вампир обернулся и улыбался Эдварду подобно любящему, но ругающемуся дедушке. "Что я говорил тебе? Разве ты не доволен тем, что я дал тебе то, что ты вчера хотел? "
"Да, Аро, я доволен, " согласился он, сжимая руку вокруг моей талии.
"Я люблю счастливые концовки. " Вздохнул Аро. "Они настолько редки. Но я хочу целую историю. Как это случалось? Элис? " Он обернулся, чтобы пристально поглядеть на Элис любопытными, туманными глазами. "Твой брат, казалось, думал, что ты никогда не ошибаешься, но очевидно имела место некоторая ошибка. "
"О, я совсем не безошибочная. " Она высветила великолепную улыбку на лице. Элис смотрела совершенно непринужденно, за исключением того, что кисти рук были сжаты в напряженные кулаки. "Как вы можете понять из сегодняшнего дня, я причиняю проблемы так же часто, как и решаю их. "
"Ты слишком скромна, " упрекнул Аро. "Я видел некоторые из твоих удивительных деяний, и я должен признать, что никогда не наблюдал ничего подобно твоему таланту. Замечательно! "
Элис кинула взгляд на Эдварда. Аро не упустил это.
"Я сожалею, мы вообще не были представлены должным образом, не так ли? Только я чувствую себя подобно тому, что уже с тобой знаком. Твой брат вчера нас представил, специфическим способом. Видишь ли, я разделяю часть талантов твоего брата, только вот я ограничен в расстоянии, а он - нет. " Аро покачал головой; его тон отражал зависть.
"Но зато твой талант более мощный, " добавил сухо Эдвард. Он посмотрел на Элис и тут же всё объяснил. "Аро нуждается в физическом контакте, чтобы слышать мысли, но он слышит намного больше, чем я. Ты знаешь, что я могу слышать только то, что проходит через твою голову в этот момент. Аро слышит каждую мысль, которая когда-либо была в твоей голове. "
Элис подняла тонкие брови, и Эдвард склонил голову.
Аро так же не упустил это из виду.
"Но иметь способности, чтобы получать известия на расстоянии … " вздохнул Аро. "Это было бы настолько удобно. "
Аро посмотрел через наши плечи. Все другие повернули головы в том же направлении, включая Джейн, Алека, и Деметри, который тихо стоял около нас.
Я повернулась медленней всех. Феликс вернулся, за ним вошли два мужчины тоже в черных одеждах. Оба очень походили на Аро, один даже имел те же самые плавные черные волосы. У другого волосы были белоснежными — того же самого оттенка, как и кожа на его лице — волосы струились до плеч. На их лицах была одинаковая, бумажно-тонкая кожа.
Трио из картины Карлайла собралось вместе, неизменное за прошлые триста лет, с тех пор, как была написана картина.
"Маркус, Кайус, посмотрите! " Певуче воскликнул Аро. " В конце концов, Белла жива, и Элис - здесь с нею! Это ли не замечательно? "
Ни один из других двух не посмотрел, подобно тому, что замечательно - будет их первое произнесенное слово. Темноволосый мужчина казался крайне скучающим, как будто энтуазизм Аро он наблюдал уже слишком много тысячелетий. Другой стоял с кислым выражением под своими белоснежными волосами.
Их недостаток интереса не уменьшил удовольствие Аро.
"Позвольте нам выслушать историю, " почти пропел Аро своим красивым голосом.
Беловолосый древний вампир ушел подальше, скользя к одному из деревянных тронов. Другой остановился около Аро, и зачем-то вытащил руку, сначала я думала для того, чтобы взять Аро за руку. Но он только быстро коснулся ладони Аро, а затем отвел руку в сторону. Аро поднял одну черную бровь. Я заинтересовалась, как же его бумажная кожа не рвалась от подобных действий.
Эдвард спокойно фыркнул, и Элис посмотрела на него с любопытством.
"Спасибо, Маркус, " сказал Аро. "Это весьма интересно. "
Секундой позже я поняла, что Маркус позволил Аро прочитать его мысли.
Маркус не выглядел заинтересованным. Он отошел от Аро подальше, чтобы присоединиться к тому, кого должно быть, звали Кайус, усевшемуся у стены. Двое из сопровождающих вампиров тихо проследовали за ними. Я увидела, что две женщины в летних платьях встали и тоже подошли к Кайусу, встав в той же манере, что и охрана. Мне была смешна сама идея, что какому-нибудь вампиру требуется охрана, но, возможно, древние были столь же хилы, как их тонкая кожа.
Аро покачал головой. "Удивительно", ' сказал он. "Абсолютно удивительно. "
Выражение Элис отражало крайнюю заинтересованность. Эдвард обернулся к ней и снова объяснил быстрым, низким голосом. "Маркус видит отношения. Он удивлен интенсивностью наших. "
Аро улыбнулся. "Столь удобно, " обратился он к себе. Потом он повернулся к нам. "Я могу уверить вас, что существует очень мало вещей, способных удивить Маркуса. "
Я посмотрела на мертвое лицо Маркуса, и поверила этому.
"Только это настолько трудно понять, даже теперь, " размышлял Аро, уставившись на руку Эдварда, обернутую вокруг меня. Для меня было очень трудно следовать за смыслом хаотичных высказываний Аро. Я изо всех сил пыталась не потерять присутствие духа. "Как ты можешь стоять так близко к ней? "
"Не без усилия, " ответил спокойно Эдвард.
"Но ты всё еще жаждешь её! Тебе же так трудно себя преодолевать! "
Эдвард коротко хихикнул без иронии. "Я смотрю на это, как на цену за всё. "
Аро был настроен скептично. "Очень высокая цена. "
"Оно того стоит. "
Аро рассмеялся. "Если бы я не обонял ее через твои воспоминания, я и не предполагал бы, что жажда чьей – то крови может быть настолько сильной. Я никогда не чувствовал ничего подобного. Большинство из нас пришло бы в восторг от такого подарка, и все же ты … "
"Трачу подарок впустую, " закончил Эдвард, теперь его голос выражал сарказм.
Аро рассмеялся снова. "Ах, как я тоскую без моего друга Карлайла! Ты напоминаешь мне о нем — только он не был настолько сердит. "
"Карлайл во многом также меня затмевает. "
"Я конечно, никогда не думал, что Карлайл справится со всеми своими желаниями, но ты даешь ему большую фору. "
"Едва ли. " Эдвард звучал нетерпеливо. Как будто он был утомлен предварительными выборами лидера между ним и Карлайлом. Это заставило меня напрячься; я не могла не пробовать вообразить то, что последует дальше по его ожиданиям.
"Я удовлетворен его успехом, " размышлял Аро. "Твои воспоминания о нем - для меня настоящий подарок, хотя они чрезвычайно меня удивляют. Я удивлен тем, что … нравится мне его успех на том пути, который он выбрал. Я ожидал, что его решимость пройдет, со временем ослабится. Я смеялся над его планом найти других, которые разделят его нестандартные взгляды. Все же, так или иначе, я счастлив, что ошибался. "
Эдвард не отвечал.
"Но твоя сдержанность! " вздохнул Аро. "Я не знал, что такая сила воли вообще возможна. Чтобы противиться такому влечению, не только единожды, но всё снова и снова — если бы я непосредственно это не прочувствовал, то не поверил бы. "
Эдвард пристально глядел восхищение Аро без всякого выражения. Я знала, что его лицо может не отражать кипящих в нем эмоций. Я старалась также спокойно дышать.
"Только вспомнить, как она обращается к тебе, … " Аро хихикнул. "Меня сразу же начинает мучить жажда. "
Эдвард напрягся.
"Не волнуйся, " заверил его Аро. "Я не причиню ей никакого вреда. Но мне настолько любопытна одна вещь. " Он смотрел на меня с ярко выраженным любопытством. "Могу я? " спросил он нетерпеливо, поднимая одну руку.
"Спроси у нее, " предложил Эдвард плоским голосом.
"Конечно, какой я грубый! " воскликнул Аро. "Белла", теперь он обратился непосредственно ко мне. "Я очарован, что ты являешься единственным исключением для таланта Эдварда, и мне очень интересно, как могло такое произойти! И я задавался вопросом, с тех пор, как узнал, что наши способности с Эдвардом схожи, если ты разрешишь мне попробовать, пожалуйста, являешься ли ты и для меня исключением? "
Я с ужасом посмотрела на Эдварда. Несмотря на откровенную вежливость Аро, я не полагала, что у меня действительно был другой выбор. Я испугалась от его желания дотронуться до меня, и все же, также развращенно была заинтригована шансом почувствовать его странную кожу.
Эдвард кивнул, поддержав меня —потому ли, что он был уверен, что Аро не причинит мне вреда, или потому что не было никакого выбора, я не могла на это ответить.
Я обернулась к Аро и медленно подняла перед собой руку. Она дрожала.
Он скользнул ближе ко мне, и я думаю, что постарался сделать самое доброжелательное выражение, чтобы заверить меня в том, что мне ничего не грозит. Но его бумажная кожа была слишком странная, слишком чуждая и пугающая, чтобы заверить меня в этом. Взгляд на его лице был более уверяющим, чем слова.
Аро протянулся, как будто пожать мою руку, и коснулся своей нереальной кожей моей. Странное то было ощущение, я почувствовала ломкий сланец, а не гранит — и его кожа была еще более холодной, чем я ожидала.
Его покрытые плёнкой глаза словно улыбались, и было невозможно отвести от них взгляд. Они гипнотизировали странным, неприятным способом.
Я увидела, что лицо Аро изменилось. На нем отразилось сомнение, прежде, чем он спрятал его в дружественную маску.
"Весьма интересно, " сказал он, отпуская мою руку и отодвигаясь назад.
Мои глаза скользнули к Эдварду, и, хотя его лицо не выражало ничего, я думала, что он казался немного самодовольным.
Аро продолжал отходить со вдумчивым выражением на лице. На мгновение он затих, его глаза скользили по всем нам нас. Потом резко но встряхнул головой.
"Первый раз такое, " сказал он себе, "интересно, является ли она защищенной от других наших способностей … Джейн, дорогая? "
"Нет! " прорычал Эдвард. Элис схватила его рукой. Он откинул её.
Маленькая Джейн счастливо улыбнулась Аро. "Да, Владыка? "
Эдвард теперь действительно рычал раскатистым рыком, впившись в Аро мрачными глазами. Каждый, наблюдал за ним с пораженным недоверием, как будто Эдвард совершил смущающую бестактность. Я видела усмешку Феликса с надеждой и шаги в сторону Эдварда. Аро коротко взглянул на него, и тот застыл на месте, его усмешка превратилась в сумрачное выражение.
Потом он снова заговорил с Джейн. "Я задаюсь вопросом, моя дорогая, если Белла является защищенной и от тебя? "
Я почти не слышала Аро из-за разъяренного рычания Эдварда. Он отпустил меня, перемещаясь, чтобы скрыть меня от их взгляда. Кайус призрачно двинулся в нашем направлении с окружением, чтобы наблюдать за нами.
Джейн обернулась к нам с блаженной улыбкой.
"Не делай этого! " Закричала Элис, так как Эдвард сосредоточился на маленькой девочке.
Прежде, чем я могла отреагировать, прежде, чем любой мог подскочить к нам, прежде, чем телохранители Аро напряглись, Эдвард был на земле.
Никто не тронул его, но через мгновение он оказался на каменном полу, корчащимся в страшной муке, в то время как я смотрела на происходящее в ужасе.
Теперь Джейн улыбалась только ему, и картина в моей голове стала полной. Что Элис говорила об огромных талантах, почему каждый смотрел на Джейн с таким уважением, и почему Эдвард бросился на неё прежде, чем она смогла применить это на мне.
"Прекратите! " Завопила я, мой голос отозвался эхом в тишине, я выскочила вперед, чтобы оказаться между ними. Но Алиса крепко схватила меня и не дала мне никакого шанса вырваться. Теперь с губ Эдварда не слетало ни единого звука, он съежился на холодном каменном полу. Я думала, что моя голова взорвется от того, что я это наблюдаю.
"Джейн, " отозвал её Аро спокойным голосом. Она быстро прекратила, все еще улыбаясь с удовольствием, сочившимся из её глаз. Как только Джейн отвела взгляд, Эдвард шевельнулся.
Аро склонил свою голову ко мне.
Джейн направила улыбку в мое направление.
Я даже не обратила внимания на её пристальный взгляд. Я смотрел на Эдварда из крепкого захвата Элис, все еще бессмысленно вырываясь.
"Он прекрасен, " Прошептала Элис напряженным голосом. Как только она заговорила, он сел, потом слегка подпрыгнув, встал на ноги. Его глаза встретились с моими, и в них отражался ужас. Сначала я подумала, что ужас был от того, что он только что перенес. Но потом он быстро посмотрел на Джейн, и назад ко мне — и его лицо облегченно смягчилось.
Я тоже посмотрела на Джейн, и она больше не улыбнулась. Она впивалась в меня взглядом, ее челюсть сжималась с неимоверной интенсивностью. Я вся сжалась, приготовившись испытать боль.
Ничто не случилось.
Эдвард снова оказался рядом со мной. Он коснулся руки Элис, и она отдала меня ему.
Аро начал смеяться. "Ха, ха. ха, " хихикал он. "Это замечательно! "
Джейн расстроенно шипела, наклоняясь вперед, как будто она готовилась к нападению.
"Не расстраивайся, дорогая, " сказал Аро успокаивающим тоном, перемещаясь и кладя руку ей на плечо. "Она путает нас всех. "
Верхняя губа Джейн задралась и обнажила её зубы, она продолжала впиваться в меня взглядом.
"Ха, ха, ха, " Аро снова захохотал. "Ты очень храбрый, Эдвард, выносить всё это в тишине. Я попросил Джейн однажды применить на мне её талант, просто из любопытства. " Он восхищенно помотал головой.
Эдвард скривился, чувствуя отвращение.
"Так, что мы будем теперь с вами делать? " вздохнул Аро.
Эдвард и Элис напрягались. Они ждали этого. Я начала дрожать.
"Я полагаю, ты не передумал? " спросил Аро Эдварда с надеждой. "Твой талант был бы превосходным дополнением к нашей небольшой компании. "
Эдвард колебался. Боковым зрением, я видела недовольные гримасы Джейн и Феликса.
Эдвард, казалось, взвесил каждое слово прежде, чем произнести. "Я … скорее … нет. "
"Элис? " спросил Аро, все еще с надеждой. "Возможно, ты заинтересуешься возможностью примкнуть к нашей компании? "
"Нет, спасибо, " сказала Элис.
"Ну а ты, Белла? " Аро поднял брови.
Эдвард низко зашипел. Я безучастно уставилась на Аро. Он шутил? Или он действительно спрашивал меня, хотела ли я остаться у них на обед?
Первым, кто нарушил тишину, был беловолосый Кайус.
"Что? " потребовал он объяснений от Аро; его голос всего лишь не больше, чем шепот, был плоским.
"Кайус, конечно ты видишь потенциал, " упрекнул его нежно Аро. "Я не видел предполагаемый талант настолько многообещающим, с тех пор как мы нашли Джейн и Алека. Ты можешь вообразить себе наши возможности, если она станет одной из нас? "
Кайус смотрел вдаль с едким выражением. Глаза Джейн с негодованием вспыхнули от такого сравнения.
Эдвард закипал возле меня. Я могла слышать грохот в его груди, и поняла, что он сейчас зарычит. Я не могла позволить, чтобы из-за характера Эдварда ему причинили вред.
"Нет, спасибо, " произнесла я голосом, больше похожим на шепот, срывающимся от испуга.
Аро вздохнул. "Такая неудача. Такие потери. "
Эдвард зашипел. "Присоединяйтесь, или умрите, - что это? Я сразу заподозрил, когда увидел, сколько в комнате собралось народу. Это для того, чтобы привести закон в исполнение?. "
Тон его голоса удивил меня. Он звучал сердито, но было кое-что преднамеренное в его постановке — как будто он выбирал слова с большой осторожностью.
"Конечно нет. " Аро удивленно моргнул. "Мы уже были созваны здесь, мы здесь ждали возвращение Хеиди. Не по вашему поводу. "
"Аро, " прошипел Кайус. "Закон требует их. "
Эдвард впился взглядом в Кайуса. "Почему? " потребовал он. Он, должно быть, знал, о чем думал Кайус, но хотел заставить его выразить свои мысли вслух.
Кайус резко направил в мою сторону свой скелетный палец. "Она знает слишком много. Вы раскрыли все наши тайны. " Его голос был тонок, точно так же, как кожа.
"Здесь есть также несколько человек, на вашей территории, " напомнил ему Эдвард, и я подумала о симпатичной женщине, которую мы недавно увидели.
Лицо Кайуса скривилось в новое выражение. Предположительно, он так улыбался.
"Да, " согласился он. "Но когда они больше не полезны для нас, они служат, чтобы нам кормиться Но у вас на этот счет другие планы. Если она предаст наши тайны, вы готовы ее уничтожить? Я думаю, что нет, " он насмехался.
"Я не предам —, "начала я, все еще шепча. Кайус заставил меня замолчать ледяным взглядом.
"И причем вы не намереваетесь делать ее одной из нас, " продолжал Кайус. "Поэтому, она - уязвимая. Её жизнь будет являться штрафом за всё. Вы можете уехать, если желаете. "
Эдвард обнажил зубы.
"Это - то, о чем я думал, " сказал Кайус, тоном сродни удовольствию. Феликс нетерпеливо наклонился вперед.
"Если … " не прерывал Аро мысль. Он выглядел несчастным оттого, что беседа может прекратиться. "Если вы действительно не намереваетесь дать ей бессмертие? "
Эдвард поджал губы, колеблясь на мгновение прежде, чем ответить. "И если я сделаю это? "
Аро снова счастливо улыбнулся. "Тогда вы стали бы абсолютно свободны и поехали бы домой передавать от меня привет моему другу Карлайлу. " Его выражение стало более колеблющимся. "Но я боюсь, что ты должен будешь это сделать. "
Аро поднял перед ним руку.
Кайус, постоянно хмурившийся, смягчился.
Губы Эдварда вытянулись в напряженную линию. Он смотрел в мои глаза.
"Сделай это, " шептала я. "Пожалуйста".
Действительно ли это была такая отвратительная идея? Он предпочитает умереть, чем изменить меня? Я чувствовал себя подобно тому, что меня пнули в живот.
Эдвард посмотрел на меня с замученным выражением.
А затем Элис отошла от нас подальше, и приблизилась к Аро. Мы обернулись, чтобы проследить за ней. Ее рука была так же поднята, как и у Аро.
Она ничего не говорила, и Аро отослал свою беспокоящуюся за него охрану, которая тут же выскочила у неё на пути. Аро встретил ее на полпути, и взял ее руку с нетерпеливой, жадной вспышкой в глазах.
Он трогательно склонил голову к их рукам, его глаза закрылись, поскольку он сконцентрировался. Элис была неподвижна, ее лицо ничего не выражало. Я слышала, как Эдвард плотно сомкнул зубы.
Никто не двигался. Аро казался примерзшим к руке Элис. Секунды прошли, и я всё больше задавалась вопросом, сколько же времени это будет продолжаться, и настанет ли этому конец? Что-то во всей этой ситуации было неправильное, очень неправильное.
Прошел еще один мучительный момент, и затем голос Аро сломал тишину.
"Ха, ха, ха, " смеялся он, его голова, все еще склонялась вперед. Он медленно открывал глаза, глаза ярко горели, отражая волнение. "Это было очаровательно! "
Алиса сухо улыбнулась. "Я рада, что вы этим наслаждались. "
"И всё же, какая поразительная способность видеть вещи, которые еще не произошли! " Он удивленно покачал головой.
"И то, что я увидела, случится, " напомнила ему Элис спокойным голосом.
"Да, да, это весьма определенно. Конечно, нет никакой проблемы. "
Кайус горько смотрел, и казалось, чувство разочарования он разделял с Феликсом и Джейн.
"Аро," сказал Кайус жалобным голосом.
"Дорогой Кайус, " улыбнулся Аро. "Не поддавайся раздражению. Думай о возможностях! Они не присоединятся к нам сегодня, но мы всегда можем надеяться на будущее. Вообрази радость, которую молодая Элис одна принесла бы к нашему небольшому домашнему хозяйству … Кроме того, я настолько ужасно любопытен, чтобы увидеть, как Белла окажется одной из нас! "
Аро казался убежденным. Неужели он не понимает, что видения Элис так неточны? ' Сегодня она могла пообещать изменить меня, а завтра поменять свое решение! Миллион крошечных решений, ее решения, решения других людей, и будущее свернет на другую дорожку.
И действительно имело бы значение, что решила бы Элис, есть ли какая – нибудь разница, даже если я действительно стану вампиром, если такая идея была настолько отталкивающая для Эдварда? Если смерть была для него лучшей альтернативой, чем вечное моё присутствие, бессмертное раздражение? Я была испугана, я чувствовала, что впадаю в депрессию, тону в ней…
"Тогда мы теперь свободны? " спросил Эдвард с надеждой.
"Да, да, " сказал приятно Аро. "Но пожалуйста, посетите нас снова. Меня ваше посещение привело в абсолютный восторг! "
"И мы тоже навестим вас, " Обещал Кайус, его глаза, внезапно оказались полузакрытыми, как у ящерицы, которая смотрит пристальным взглядом. "Убедиться, что вы выполняете законы на вашей стороне. Я не буду задерживаться у вас слишком долго. "
Челюсть Эдварда напряженно сжалась, но он коротко кивнул.
Кайус ухмыльнулся и отошел назад, туда, где все еще сидел Маркус, недвижимый и незаинтересованный.
Феликс простонал.
"Ах, Феликс. " Aрo удивленно улыбнулся. "Хайди будет здесь в любой момент. Терпение, мой друг. "
"Хмм. " Голос Эдварда прио